Уважаемые игроки и гости форума. Наш форум закрылся по некоторым причинам. О подробностях можно узнать здесь. Заинтересованные элонцы еще могут доиграть свои эпизоды, следует только сообщить Гвен. Амс советует никому не теряться, писать хотя бы из желания пообщаться - всех примем и расцелуем <3
Наши друзья:
Рекламный Дом RPG Реклама текстовых ролевых игр NOX. Marauders era. А ты хочешь стать легендой? White PR COLOR FORUM
F.E.A.R cityПлач Богов: Император, игра в жанре эпического темного технофэнтези

Сайрон: Осколки всевластия
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Мини-игры » Единственное, что предназначено всем, - это смерть


Единственное, что предназначено всем, - это смерть

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Сюжет и краткое описание действия:
Кто знает, что может встретиться Вам по дороге, если Вы - всего лишь странствующий ведьмак?
Божественная импровизация по фэндому Сапковского "Ведьмак". Определённого сюжета нет, известно только, что герои встречаются на пыльной дороге и путь их должен пройти сперва через лес, а потом и через людную деревню, где они и остановятся в таверне. В любой момент кто-то может умереть http://www.10pix.ru/img1/600667/3475845.gif, но, чем дольше никто не умирает, тем интереснее, верно?
О персонаже Рэя:
Вереена - и человек, и монстр, в одном флаконе. Стоит знать, что ее образ собирательный и в приметы ее как вампира входят характеристики бруксы, вампира по кличке Langsuir и асванга:

инфо|инфо

Aswang
Вампир c Филиппин, по поверьям, был красивой представительницей женского пола днем и внушающим страх летящим злодеем ночью. Aswang может жить нормальной жизнью в течение дня. Ночью однако существо залетало в дома жертв в виде ночной птицы. Питание - всегда кровь, а особенно предпочитает питаться детьми. Существо выглядит раздутым после еды и выглядит как беременное. Если Aswang облизывает тень людей, это означает, что человек скоро умрет.
Брукса
Женский вампир из Португалии. Bruxsa обычно преобразовывается в форму вампира посредством колдовства. Она покидает свой дом ночью в форме птицы, и ее наиболее частые жертвы - утомленные потерянные путешественники. Она, как считают, является как красивая дева и ведет нормальную человеческую жизнь днем, хорошо относится к детям, которые вообще станут ее регулярной формой продовольствия. Её, как считают, невозможно убить.
Langsuir
Малазийский вампир, принимает форму красивой женщины. Женщина может стать таким существом, если она умирает при родах. Она, как считают, имеет чрезвычайно длинные ногти, платье в зеленых цвете и имеет черные волосы, которые висят до ее лодыжек. Она вообще кормится кровью детей.

То есть наш вампир выглядит как красивая девушка с волосами чёрного цвета, одета в зелёные цвета, после "еды" раздувается, словно беременная. В нетопыря не превращается, в птицу тоже, в силу изначально человеческого происхождения.
Да, Вереена - человек, но человек достаточно зловредного характера.
Участники мини-игры и их роли:
Рэй - Вереена, мутант, получеловек-полубрукса, а всё благодаря свинтившему с катушек папочке-магу. Нет, не та Вереена из книги, просто имя нравится.
WhiteWolf - Геральт, ведьмак.

+1

2

Серая дорога бежала вперёд в сумерках. Горизонт всё ещё был прозрачно-голубым, хотя над зубчатыми верхушками далёкого леса уже светился серебряный, немного надкушенный шарик луны, а позади в малиновом тумане скрывался раскалённый до шипения диск солнца. Резкий, пронизывающий ветер утих уже как с полчаса; затихло и всё живое: казалось, не шумела даже несжатая пшеница в поле, поблекшем и потускневшем с закатом солнца. Слышен был только шорох башмаков по серому песку, и, возможно, это был единственный звук на многие версты вокруг.
Девушка брела по дороге в совершенном одиночестве. Незнамо, куда она направлялась и что вообще забыла на этом пустынном тракте, потому что на странницу девица походила мало. Вы бы точно согласились со мной. Ведь выбраться в дорогу в лёгком льняном платье, не имея при себе, очевидно, никакого оружия для самообороны (а ведь разбойники в окрестных лесах очень падки на молоденьких странниц, да и на совсем не молоденьких тоже), значит собственноручно подписать согласие на эвтаназию. Но на самоубийцу девица походила мало: то была высокая тоненькая чернуля, радостно кривившая розовые губки в дружелюбной гримаске, с огромным пузом, которое ничуть не скрывалось платьем, плотно облегавшим стройные бёдра. Беременная, не иначе. А, может, она просто прятала под одеждой громадный тесак и потому скалилась. Чёрт ее знает.
Зелёное льняное платье с рукавами до локтя мало спасало от холода, сгущавшегося вокруг, как сгущались сизые сумерки, но девушка даже не дрожала, продолжая размеренным, спокойным и даже энергичным шагом идти по дороге. Чёрные волосы матовыми волнами бежали по плечам до пояса, оттеняя молочно-белую кожу; такими же чёрными были ее большие смеющиеся глаза, зрачки которых блестели, словно антрацит. Она размеренно вдыхала и выдыхала холодный воздух, и ее лицо, похожее на мордашку какой-нибудь древней псевдоэльфийской статуи и одновременно – на личико русалки, было на удивление привлекательным: ассиметричное, оно, всё ж, было очаровательно. Один вздёрнутый задорно нос и коралловые губы покорили бы любого искателя заморских принцесс, которые не особо заморачиваются насчёт внутреннего мира избранницы. А внутри у девицы было на что посмотреть.
Там, далеко позади, где догорает солнце в малиновом тумане облаков, остались три окровавленных трупа – трое взрослых мужчин. У всех перегрызено горло, из груди вырвано – нет, не вырезано – сердце. Там уже собирались на остатки кровавой трапезы волки. И никто из живых бы не поверил, что это сделала Вереена, девушка в зелёном льняном платье, спешащая по серой дороге к темнеющему горизонту.

+2

3

Геральт не слишком спеша шагал по пыльной дороге. Плавуны, гореть им в аду, сожрали его лошадь, как только он оставил ее на несколько минут. Конечно же, Геральт отомстил супостатам за их проделку, но теперь он должен был пройти несколько десяток верст пешком, что ведьмака очень не радовало. И это ночью... Даже грозный вид ведьмака с двумя клинками, руками по локоть в крови и бледным, хмурым лицом со шрамом не мог отпугнуть всех разбойников и монстров, поджидающих тут... Но ничего не поделаешь... Ему предстояло идти еще довольно долго... Все тело уже ломило от усталости... Ведьмак не спал уже четвертый день. Что могло сказаться на его боевых навыках. Он уловил себя на том, что как баран идет прямо, даже не пытаясь осматриваться по сторонам. А за это можно было дорого поплатится... Геральт стал, закрыв глаза на несколько секунд, и попытался сконцентрироваться... Открыл глаза. Мир вокруг приобрел какую-то ясность. Не так, конечно, как в бодром состоянии, но пока достаточно. Теперь Геральт полностью осознавал ситуацию. По одну сторону от тракта стоял густой лес. По другую - пшеничное поле. Глаза ведьмака сузились. Впереди он увидел довольно странную картину - девушка, по всей видимости, беременная, в платье... Не каждый день увидишь такое зрелище на богом забытом тракте... Она была еще довольно далеко от ведьмака... Так что он успевал все обдумать... Он сомневался, что она оказалась тут случайно... Ведьмак вздохнул. Похоже, приключения опять нашли его... Он медленным шагом зашагал на встречу девушке... Чем ближе он подходил, тем отчетливее видел ее лицо, форму... И все больше понимал - девушка не обычная... Медальон задрожал... Геральт остановился, внимательно всматриваясь в нее... Кожа бледная... Не дрожит даже на таком холоде... Рука ведьмака уже была готова выхватить серебряный клинок... "Что же это?"

+2

4

Сумерки оседали на землю мягко и плавно, словно лёгкий шёлковый платок, заполняя собой закоулки мира. Дорога всё вела вперёд, и вот уже по правую руку девушки мрачной тенью вырос, словно из ниоткуда, лес, постепенно освобождавшийся из пут тишины, которой предзакатный час сковал окрестности. Лес вздыхал, томился своей старостью, пусть и пытался заглушить свои стоны; Вереена ясно слышала шепот молодого ручья, начинавшегося где-то глубоко в лесу и терявшегося во мхах, не успев добежать до границ тёмной пущи. Где-то неподалёку, среди пшеничных колосьев, клонившихся к земле под тяжестью перезревших зёрен, пищали мыши - настоящая маленькая семья мышей, занятая своими бесконечными хлопотами. Где-то кричала поздняя птица, надрывно и с чувством.
Ее крики напомнили Вереене о криках той троицы, что осталась гнить в придорожных кустах. И сейчас дикая радость, которую она уже практически переборола и которая вполне могла бы заставить девушку припуститься в танце (она выбрала бы новомодную мазурку, под которую плясали короли в своих натёртых до блеска лакейскими задницами палатах), исказила черты милого личика, и на мгновение антрацитовые глаза превратились в две пустые чёрные дыры, ведущие, несомненно, в чертог смерти. Но уже спустя мгновение Вереена мило улыбалась, забавно поглаживая ладошкой круглый животик. Шаги ее стали ещё легче, шорох песка растворялся во всё нарастающей звенящей тишине ночи.
Но уже не только поступь Вереены нарушала безмолвие пустой дороги: навстречу девице шёл ещё кто-то. Кто-то, приметив кого издалека, Вереена едва заметно вздрогнула. Улыбчивой маленькой русалке вряд ли нужен был спутник или просто мимопроходящий странник, тем более, такой… необычный, как этот. Даже находясь от него на расстоянии большем, чем почти половинa версты, Вереена отлично разглядела необычный цвет его волос и огромный шрам в пол-лица. И меч за спиной. Кто ж он такой, и какого черта здесь забыл?
Неожиданный странник приближался медленно, но неуклонно. Вереена вдохнула поглубже и, чувствуя, как ликование вновь будоражащей волной пробегает по венам, расплылась в счастливой улыбке. И заставила своё хрупкое тело задрожать, обхватила руками худые плечи. Можно было бы и убить его.
Странник был уже очень близко.
Нет, ей было не до этого. Она вообще не любила убивать, как бы абсурдно это не прозвучало.
А вот мстить – да.
Рука незнакомца дернулась, словно готовясь в любой момент выхватить меч из-за спины, притом морда у белоголового стала исключительно паскудного вида. Меньше десятка шагов разделяло теперь путешественников.
- Предупреждаю, не стоит сносить мне башку, - пробормотала про себя Вереена, приветливо скалясь незнакомцу, когда они наконец поравнялись, а вслух сказала низким, грудным голосом: - Не подскажете ли, долго ли ещё идти до ближайшего хутора?

+1

5

Если сначала Геральт еще сомневался в происхождении этого существа, то после ее "улыбки" все стало на свои места... Довольно большие клыки, на которых еще виднелись остатки крови... "Вампир"... Лицо ведьмака исказила ухмылка. Очень странный вампир. В ней были признаки нескольких видов... "Брукса... Асванг... Хм... Интересный "экземпляр". Геральт посмотрел на раздутый живот. По всей видимости он просто раздулся после еды как у всех асвангов. "Похоже, это у нас результат экспериментов настоящего извращенца. Похоже, сытая." Геральт посмотрел на живот. "Поэтому до сих пор не завязала бой... Дьявол. "Черная кровь" закончилась." Геральт вздохнул. "Черная кровь" - лучший эликсир против вампиров. Обычно ведьмаки выпивают его и просто ждут, пока вампир вцепится им в шею... После чего практически мгновенно умирает... "Черная кровь" превращает кровь ведьмака в смертельный яд для любого вампира... Но у ведьмака этого эликсира не оказалось... Значит, скорей всего, придется воспользоватся клинком. Но для начала беловолосый планировал достать из нее как можно больше информации... Иногда подобные вампиры живут стаями. Поэтому благодаря одному вампиру можно было найти и уничтожить еще несколько.
- Не думаю, что там тебе будут рады... Лучше расскажи ка мне, что ты тут делаешь. - Геральт незаметно сделал жест пальцами, складывая их в знаке Аксий. Знак этот, при достаточной концентрации, мог помочь убедить в чем то человека... Либо даже подчинить себе его волю ненадолго. Глаза ведьмака блеснули, на секунду лицо немного побледнело, после чего приняло свой обычный вид. Медальон продолжал дрожать, предупреждая ведьмака о возможной опасности... Краем глаза Геральт следил за лесом... Вполне возможно, где-то там, за густой листвой деревьев скрываются ее подруги...

+1

6

- Это ещё почему они должны быть мне не рады? – задорно рассмеялась Вереена и приняла как можно более дружелюбный вид. О, она уже поняла, что за… человек перед ней. Достаточно просто увидеть его «цеховой знак»: ощеренную волчью пасть, отлитую в серебре.
Ведьмак. С рукавами, по локоть забрызганными кровью какой-то гниющей на данный момент нежити; с совершенно обесцвеченными, лишенными пигмента белыми волосами; бесконечно хмурым выражением лица… и с острым мечом за спиной, которым он ей непременно захочет снести голову? Вот и сейчас он пялится в сторону темного лесного массива, ожидая, очевидно, роя вопящих брукс, которые набросятся на него, ослепленные жаждой крови. Вереена вздохнула. Она всегда путешествовала одна. Она не была просто нежитью.
Можно сказать, в том, что она появилась на свет именно такой, был виноват ее папаша. Чокнутый папаша. Который не пропускал мимо ни одной юбки, пусть даже принадлежала она болотной кикиморе. И спал со всем, что шевелится.
Чувствуя странную дрожь, пробежавшую вдруг по венам, девушка решила, что ведьмак попытался применить на ней знак. Подчинения, не иначе. Что ж, иммунитет к знакам и вообще магии – единственное хорошее, что сумел сотворить ее папочка.
Ветер встряхнул длинные локоны чёрных волос, заставив их тускло замерцать в наступающей темноте. Глаза опасно сверкнули, и чернуля обхватила живот ладонями.
- Тебя не проведёшь, правда, ведьмак? – полубрукса засмеялась, обнажая в добродушной улыбке ряд жемчужных зубок и клыки. – Что ж, если хочешь что-нибудь вытянуть из меня, придётся тебе проводить меня до ближайшей деревни. Может, по дороге и узнаешь что-нибудь новенькое. А вот с укорачиванием меня на голову придётся повременить. Иначе любопытство замучает. Зовут меня Верееной. Руку предусмотрительно подавать не стану, - хмыкнула она. - Ну, а тебя как называть?
Вереена с улыбкой посмотрела на ведьмака, ожидая его реакции.

0

7

Геральт вздохнул... Вампир был еще более необычным, чем предполагал ведьмак... "Сопротивляемость магии... Этого еще не хватало."
- Это ещё почему они должны быть мне не рады? - ведьмак не ответил... Девушка сама знала ответ на свой вопрос. Беловолосый не очень хотел стать виновником гибели целого хутора... Хотя из нее можно было добыть много полезной информации... Ведьмак начал взвешивать все "за" и "против". С одной стороны - он ставит под угрозу жизни людей хутора... Но с другой... Если она знает что-нибудь о стае, то жизни людей уже в опасности... Ведьмак решил, что лучше пройтись с ней до хутора... А дальше посмотрим... В крайнем случае, за ее голову жители дадут неплохую награду.
- Ну что ж... Ладно. Геральт. Ведьмак, как ты уже поняла. - Геральт поймал взгляд Вереены на свой "цеховой знак"... Точнее, знак Каер Морхена... Школы Волка. Где прошло почти все детство и юность Геральта.
- Иди за мной. - Ведьмак сошел с тракта в сторону леса. Это было опасно... Но это был самый короткий путь, хоть и идти все равно придется довольно долго... Незаметная для большинства людей тропа, скрытая кустами. Вот куда шел ведьмак. Ни на секунду беловолосый не упускал из виду свою новую знакомую. Бруксы - хитрые существа, когда дело касается еды... "Хотя... Эта по моему  сыта..." Ведьмак пригнулся, проходя под ветками. Через несколько метров тропа стала немного больше, и ведьмак смог стать в полный рост.окружали тропу заросли волчьей ягоды, и еще некоторых не очень приятных растений. Геральт вздохнул... Идти спиной к вампиру... Не каждый смельчак на такое согласится... Но выбора не было... Тропа была очень узкой.
Так что беловолосый шагал дальше... По лезвию, так сказать. К счастью был медальон, который, в случае чего должен был предупредить ведьмака об опасности.
- И что же ты хотела мне рассказать?... По дороге. - тропа с каждой сотней метров постепенно ставала все шире. Теперь уже Вереена шагала рядом с Геральтом...

+2

8

- Экий скорый, - бархатисто засмеялась Вереена, когда ведьмак нырнул в подлесок, и, легко ступая, последовала за ним в темноту. Вместо серого песка под ногами оказалась полузаросшая травой тропа – по одному состоянию ее было заметно, чтобы здесь не так уж часто ходили. «Секретная тропка, ага. Всегда так легко открываешь свои тайны, а ведьмак? Подозрительно легко», - подумала полубрукса, спеша за Геральтом сквозь заросли волчьей ягоды и крапивы, хлеставшей по голым рукам. Боли она не чувствовала - только приятную теплоту, волнами расходящуюся по телу от сердца. Ведьмак шёл к ней спиной, но Вереена знала, что ни одно ее движение не остается незамеченным: поворачиваться спиной к нежити глупо, а ведьмак глупым быть не хотел. Его не этому обучали.
Пока Вереена шагала позади Геральта, молчали оба; но как только тропа стала шире и они поравнялись друг с другом, ведьмак продолжил «разговор», имевший место на пыльном тракте:
- И что же ты хотела рассказать… по дороге?
Вереена мирно улыбнулась ему и встряхнула головой:
- Многое, ведьмак. Многое.
С чего начать? С того, что ты прекрасно понял, увидев меня впервые. Увы, понимали не многие. Отдельные особи из недопонявших сейчас тихо-мирно гниют в придорожных канавах со следами моих зубов на шее.
Только не нужно тянуться к мечу, ведьмак. Я не убиваю просто так. Я тебе не голодная нежить, кукующая свой век по болотам да некрополям. И если ты меня убьёшь, то убьёшь ты человека. А позволит тебе это твой хвалёный ведьмачий кодекс, составленный тобой же самим, ведьмак Геральт из Ривии? – Вереена хищно осклабилась и, не дожидаясь ответа, продолжила: – О, я много чего слышала про Геральта из Ривии; вполне возможно, даже сам Геральт не слышал о себе столько, сколько слышала о нем я. Меня ведь с детства пичкали сказками про страшных принципиальных ведьмаков… ты удивлён, что у меня было детство? А удивился ли ты, услышав вместо пронзительного нетопырьего воя связную речь из моих уст?
Я была единственной дочерью своего полоумного папаши. Мать умерла при родах; и, может, это даже к лучшему, что я совсем ее не знала: больно уж необычной была моя мать. С отцом мы жили в огромной башне посреди безлюдного туманного болота, и у жителей окрестных сёл  вошло в привычку выпивать пол-литра для храбрости, если им вдруг что-то надобно было выпросить у чародея, обитающего с дочерью-малолеткой посреди топи. Что ж, детство моё можно было бы назвать счастливым. Но вся соль в том, что матерью моей была брукса, - Вереена нахмурилась и, не замечая, что делает, прокусила губу до крови. - Я не знаю, как отцу удалось заполучить эдакую нежить к себе в постель; но ведь он вечно шлялся по старым могильникам, выискивая приключений на свою задницу. И он их нашёл однажды...
Видно, он несколько месяцев пичкал мою «мамашу», - Вереена стиснула зубы сильнее, и капельки крови, чёрной в сумраке, потекли по подбородку, - разными корешками и травами, чтобы та могла понести. И не выкинуть ребёнка на следующий же день, к тому же. Но рождения меня тварь не перенесла: издохла с первым лучом солнца в день моего появления на свет. Отец отрубил ей голову и закопал благополучно разрешившуюся от бремени на заднем дворе. Сказать, что он был счастлив, - не сказать ничего: он был в восторге. У него всегда была дурная мечта скрестить человека с какой-нибудь нежитью; брукса, видимо, была для него идеальным вариантом.
Голос Вереены прервался, и некоторое время она просто шла рядом с ведьмаком, размеренно вдыхая и выдыхая. Вокруг была почти непроглядная темень.

+1

9

Геральт нахмурился при упоминании про кодекс. Ему уже столько раз приходилось от него отходить... К тому же, если в ней есть человек, то только часть... Но по собственному опыту ведьмак знал: иногда даже у нелюдей больше человечности, чем у самих людей... Его уже не удивляло то, что его узнают. Хоть это и ему не нравилось. После того как он "засветился" в Цитре и при Тимерском дворе все больше людей начали его узнавать... В большинстве случаев это было не на руку Геральту. Признание Вереены в убийстве людей его не удивило: он уже успел заметить, что она недавно поела. Ведьмак шел рядом с ней и слушал ее "грустную" историю. Похоже, ей было не особо приятно об этом говорить... Ведьмак учуял запах крови, а потом и понял, где находится ее источник. Но Геральта столь слезливая история мало трогала. Видал и похуже, так сказать. Хотя история о ее отце немного заинтересовала Геральта. Значит, идиотизм чародеев дошел до такой степени, что они пытаются соединить человека и монстра... Маги давно пытаются сделать что-то похожее на ведьмака. Усовершенствованный человек. Но ведьмаки хорошо хранят свои секреты... Так как знают, в каких целях они могут послужить. Поэтому у подобных чародеев ничего не получалось... До сих пор... Хотя и Вереену нельзя было назвать удавшимся экспериментом... Но подобные эксперименты надо пресекать. Странно, что Совет и Капитул не остановили чародея...
- Что же случилось дальше? Где сейчас твой отец? - Теперь они уже шли по довольно широкой тропе, хоть и вокруг них стояли густые заросли самых разнообразных деревьев и кустов. Геральт не часто пользовался этой тропой. Когда-то давно эту тропу ему показал Лютик, после того как они удачно сбежали из-под конвоя реданских агентов. Правда побег нельзя было назвать удачным. Пробежав одну-две версты они наткнулись на засаду накеров. И так уж повезло, что у ведьмака при себе был лишь украденный нож. Но, как говорится, настоящий мастер оружия может сражаться любым предметом, который есть под рукой... Именно тогда Геральт стал мастером боев на бардовских лютнях... Геральт надеялся, что сегодня ему драться не придется.
- Успокойся... - наконец сказал Геральт, когда увидел, как кровь уже стекает по подбородку и шее Вереены. Она была красивой, как, в общем, и все вампиры. Ведьмак поправил капюшон, и его лицо открылось полностью для Вереены. Желтоватые глаза блеснули, на лице был большой шрам, волосы туго связаны в хвост.

Отредактировано WhiteWolf (2011-11-13 20:23:20)

+2

10

Ведьмак задал ей какой-то вопрос, но Вереена, погруженная в свои мрачные мысли, этого не заметила. И лишь когда Геральт сказал ей успокоиться («Попросил?»), девушка вдруг поняла, что прокушенная губа саднит, а по подбородку течёт тонкая струйка крови, пахнущая ржавчиной. Бледной ладонью Вереена вытерла капли, которые стекали вниз по шее, пачкая платье.
- Мне нужно отдохнуть, ведьмак, - охрипшим шёпотом проговорила она и глянула на спутника. Тот снял капюшон, затемнявший лицо, и теперь на Вереену смотрели жёлтые, отливающие охрой глаза. Шрам, наискось пересекающий лицо Геральта, девушка заметила ещё на значительном расстоянии от ведьмака, но вид этого шрама не отталкивал полубруксу: ей довелось наблюдать и не такое. А вот отвести взгляд от его глаз оказалось труднее, чем могло быть - Вереене удалось это сделать, но со значительным усилием: казалось, они заставляли подчиниться их обладателю.
- Мне нужно отдохнуть, - девушка ещё раз провела ладонью по шее и обхватила руками немного уменьшившийся живот: она вдруг почувствовала себя ужасно усталой, но шлёпнуться на землю прямо тут, в зарослях крапивы и борщевика, ей хотелось мало. - Долго ещё нам идти до хутора, ведьмак? Думаю, и ты устал тоже: выглядишь так, словно целую неделю не спал. Может, если у них найдётся кружка крепкого пива, ты узнаешь конец моей истории ещё до восхода солнца. И… могу поклясться тебе, что не стану убивать людей на хуторе: они ведь ни в чём не виноваты… передо мной. Хотя ты, может, снесешь мне голову прямо сейчас, здесь и сейчас; и, может, я даже буду тебе за это признательна, - Вереена буквально беззвучно выдохнула последние слова, не осмеливаясь вновь глядеть на ведьмака. – Ты ведь согласился меня провести к хутору только затем, чтобы, выпытав что-нибудь интересное, меня убить? Я знаю, что это так: иначе зачем... Но со мной нет роя «подруг», ведьмак. Не было никогда. Я не режу людей, как барашков, из-за голода; я вообще не чувствую голода в привычном нежити смысле. Ты должен меня понять, Геральт. Ты ведь такой же мутант, как и я.
Вереена резко остановилась и повернулась к ведьмаку всем корпусом:
- Решай.

0

11

Ведьмак смотрел в глаза девушки. На его лице, как и всегда, не было ни малейших эмоций. Это и отличало Геральта от обычных людей. О чем он думал, знал только он сам... Никто не мог ничего прочитать на его лице... Вот и сейчас он смотрел на лицо вампира. Удалось ли ей пробудить жалость? А это вообще возможно, когда имеешь дело с Геральтом? Но зато, ей удалось убедить его подумать над тем, стоит ли ее убивать... Геральт уже сомневался в том, стоит ли ее убивать... Хотя доверять ей он не мог. Хотя бы потому, что это легендарный Геральт из Ривии, а он никому не доверяет. А еще потому, что вампиры во все века проявляли чудеса хитрости. Геральт вздохнул...
- До хутора еще несколько часов пути... Но тут недалеко есть заброшенный дом лесника. Там были даже некоторые удобства, когда я туда приходил последний раз... Пошли туда. - Геральт опять пошел по тропе. Через сотню метров он свернул с тропы направо, в заросли. Еще через две сотни перед их взором открылся небольшой домик. Геральт открыл дверь перед девушкой.
- Милости прошу... - они вошли в домик. Ведьмак не соврал. В доме еще осталась кровать, стол, который за это время покрылся толстым слоем пыли, и камин, в котором под паутиной и пылью можно было разглядеть угли. Ведьмак снял пояс со снаряжением, положил в углу и начал разбирать затекшее плечо.
- Не королевские палаты, но другого предложить не могу... - лицо ведьмака на мгновенье исказила ироническая улыбка.
Первым делом стоило разжечь костер... Ведьмак взял одну из табуреток, разломал ее, бросил в камин и с помощью знака поджег. Свет огня осветил темную комнату.
- Располагайся... - Геральт снял второй рюкзак и положил на стол, развязал ленту на волосах, снял перчатки и куртку, которые были в крови и потер глаза. "Да уж... Не мешало бы выспаться... Но стоит ли?..."

+1

12

По лицу ведьмака трудно было что-то понять. Слушая, как он говорил что-то о заброшенной лесничовке глубоко в лесу, Вереена пропускала слова мимо ушей: ей безразлично было, куда он отведет ее, - главное, что не убьёт прямо здесь. Ведь смерть в зарослях волчьей ягоды не слишком-то романтична.
- До хутора ещё несколько часов пути… Пошли туда.
Вереена вздохнула и подчинилась ведьмаку. Он вел ее сперва по тропе, а через какую-то сотню метров свернул в сторону, в ещё больший бурелом. Прошагав за белоголовым ещё немного, полубрукса вдруг увидела домик, старый, полуразвалившийся. Казалось, будто древние бревна его стен были склеены только паутиной.
Ведьмак открыл перед Верееной дверь:
- Милости прошу…
Девушка хмыкнула и, пригнув голову, скользнула в затхлую темноту дома. А ведь ведьмак говорил что-то насчёт удобств: тут была кровать, стол, древний камин. И целые кучи пыли. Если бы брукса могла чихнуть, она бы чихала полчаса без остановки.
Ведьмак снял оружие и, ухмыляясь, разломал одну из табуреток, поджёг ее в камине с помощью знаков. Вереена с любопытством наблюдала за ним, шлёпнувшись на пыльное покрывало кровати, подняв целую тучу пыли. Блики огня забегали по комнате, кружась в воздухе.
- Располагайся, - ведьмак снял рюкзак, развязал ленту в волосах, снял окровавленные перчатки. Он потёр глаза: наверняка, Геральту хотелось спать.
Вереена хмыкнула и принялась разглядывать частички пыли, осевшие на ее руках:
- Не лучше ли тебе выспаться, ведьмак? Выглядишь неважно. Да и утро мудренее вечера.

+1

13

"Хех... А стоит ли..." Ведьмак покосился на вампиршу. "Я тебя еще не так хорошо знаю..." Геральт присел у огня.
- Я в порядке. Отдыхай. Завтра двинемся к хутору. - Геральт отвел взгляд от огня и посмотрел на Вереену. "Хм... Не похоже на тебя, Геральт. Хотя, если верить ей... Посмотрим." Ведьмак встал и подошел к своему рюкзаку. Немного порывшись там, он достал из него два куска вяленой оленины и кусок хлеба. Он оставил один кусок оленины на столе, сам опять сел у огня... Ему стало интересно. Если в ней достаточно человеческих генов, она может утолить голод человеческой едой... Ведь шли они уже довольно долго, и от прежнего живота Вереены не осталось и следа... Хотя, она все еще может быть не голодна... Примерно с такими мыслями ведьмак отрывал от оленины кусок за куском, заедая хлебом... Ведьмак привык жить в подобных условиях. Бывало даже похуже... Было дело, ведьмаку приходилось есть мясо фламеров... Что бы не отравится трупным ядом ему пришлось несколько часов обрабатывать мясо... Но другого выхода тогда не было... Разве что, умереть с голоду. В экстремальных ситуациях человек, или в нашем случае ведьмак, мог пойти практически на что угодно... Ведьмак в размышлениях даже не заметил, как его оленина и хлеб бесследно исчезли в его желудке... "Хех... Сейчас бы похлебки какой нибудь... И кружку махакамского пива..." Вспоминались веселые деньки, когда он с друзьями ночами просиживали в трактирах, ели мясо, пили эль и трахали местных шлюх... Эти времена давно прошли... Ведь на голову ведьмака из ниоткуда свалилась ответственность...

+1

14

Ведьмак медленно и методично поедал мясо, извлеченное им из глубин потрепанного рюкзака; а Вереена с любопытством наблюдала за лицом спутника, выражение которого трудно было понять: Геральт то ли сильно задумался, то ли просто уснул с открытыми глазами. Вид меланхолично жующего ведьмака забавлял девушку; а ведь она впервые за долгие годы видела вблизи себя мирно сосуществующего человека, которого не тянуло на драку, изнасилование или еще что похлеще. Ведьмак был рядом и не лез на нее с кулаками или с мечом, обдумывал что-то глубоко свое, чем делиться не был намерен.
На плечо Вереены приземлилась тонкая паутинка, которую вместе с пауком, облюбовавшим серебристый ковер-самолет, девушка без тени брезгливости сняла с платья и отбросила в сторону. Брукса не чувствовала, пожалуй, ничего: ни голода, ни холода - кроме наводящего тоску желания выговориться, снять с души бесконечные незаконченные, не приведенные в действие мысли и переложить их еще на чьи-нибудь плечи. Молчащий ведьмак подошел бы идеально, раз уж она начала с ним откровенничать.
Вереена тряхнула головой и запустила длинные тонкие пальцы в волосы, пытаясь хоть немного их расчесать. Уютно потрескивал огонь в камине, и брукса впервые почувствовала, что является еще чем-то, кроме как неудачным экспериментом безумного ученого. Впрочем, тут же недовольно скривилась, подумав о комичности своего положения: она сейчас не больше, чем бешеный пес на поводке, которого за любой проступок пристрелят. Может, и проступок не понадобится.
Черные пряди скользили сквозь пальцы, невесомые и гладкие, словно шелк; закончив, Вереена подобрала волосы вверх и кое-как закрепила их в этом положении, завязав хвост с помощью оторванного от покрывала лоскута ткани. Обнажилась белая тонкая шея и выступающие косточки ключиц. Вереена повела плечами, потерла запястья и тихонько стала ждать, когда ведьмак, наконец, вернется в реальность, обдумывая, что можно было бы рассказать ему еще о ее жизни.
Искры от камина дробились на сотни огненных брызг в ее антрацитовых глазах, пока она не сводила взгляда с камина. Внутри Вереены рос хрупкий, внушенный девушкой самой себе огонек. Пламя его постепенно разгоралось, заполняло ее изнутри – этому фокусу она научилась еще в детстве, когда часто думала, что только огонь, перенесенный внутрь тела, может ее согреть, потому что душа ее казалась ей ледяной, холодной. Еще через какое-то время девушка начала петь, просто выводить одну и ту же трель по нескольку раз, чтоб потом замолчать на минуту, а затем повторить ее. Низкие монотонные звуки, кажется, заставляли реальное пламя вздрагивать, привлекли они и внимание ведьмака.

+1

15

И почему всегда столько сложностей? Была бы это обычная брукса, Геральт давно вонзил бы свой клинок меж ее ребер. Но нет. Кроме того, что она разговаривает, так еще и кое как контролирует голод. Хотя... Ведьмак все еще сомневался, действительно ли стоит оставлять ее в живых. Ведь она брукса, хоть и на половину. Она не сможет без крови слишком долго... Ну почему всегда столько сложностей?... Первые капли дождя начали ударятся о стекла. Хорошо, что они остановились тут. Или плохо?..
- Что ты будешь делать, когда доберешься до хутора? - разрушил гробовую тишину вопрос Геральта. Зачем она шла туда, если не хотела никого убить? Правда ли это? Или ей удалось обвести вокруг пальца даже самого Геральта из Ривии. В любом случае, Геральту предстояло разобраться в этом всем. Ему, почему-то, не хотелось убивать эту... бруксу. Да, как не парадоксально, он, ведьмак, не хотел убивать монстра. Может быть потому, что она и не была монстром? Или, все же, ведьмак попался в паутину кровожадного паука, который только и ждет момента, что-бы выпить из него все соки? Ведьмак и не заметил, как опять погрузился в раздумья... Через некоторое время он пришел в себя, все еще ожидая ответа Вереены. Тучи же сгущались, что говорило про начало грозы. Хорошо, все таки, что они нашли это убежище. Есть время подумать, перед тем как вести ее дальше... А может нет? Геральта окончательно разбудила мысль о том, что схватка может начаться в любой миг.

+1

16

Голос ведьмака едва ли вырвал бруксу из оцепенения; Вереена повела головой из стороны в сторону, сморгнув, закрыла глаза, наслаждаясь теплом, разливающимся внутри. Она словно была наедине с огнем, играющим в камине. Огонек разрастался, палил ее изнутри, выжигал длинные, бессмысленные фразы на внутренней стороне век. Ей не хотелось с ним расставаться.
По стеклу негромко застучали капли дождя, глухую тишину ночи разрезал далекий удар грома, брукса вздрогнула.
- Я хотела бы разобраться еще с одним семейным делом. Видишь ли, есть у меня… неотложное… дельце.
Вереена помолчала немного:
- Отца уже давно нет в живых, и погиб он, стоит сказать, по собственной глупости. Ушел на болота за какими-то редкими эликсирами, а там ему возьми и встреться банда, которая стращала округу уже третий год. Он был слишком глуп и слишком маг, чтоб попытаться выкрутиться… соврать что-нибудь, отвести их, куда ни пожелают, и отдать им все, что было при нем… Вместо этого он попытался применить заклятье, или что он там натворил… Когда на следующий день на болота пришла беременная селянка, которая прятала где-то неподалеку самогон от мужа, не было уже ни мага, ни разбойников, да еще и баба ребенка выкинула. Почерк папочки, надо сказать. Я его с того времени только если в кошмарах и видела, а сплю редко. Из башни удалось выбраться самой, долго-долго не могла найти места: меня гнали, словно тощую поганую суку, отовсюду, даже не зная, что я такое на самом деле. Если бы узнали… я бы тут не была сейчас. Когда, наконец, один трактирщик…кхм, смилостивился… за определенные… услуги, скажем так… осталась у него, работала за барной стойкой и в комнатах прибиралась. Нехитрая задача, но и это было немало. Впервые мне захотелось узнать других людей ближе, завести пару-тройку друзей, осесть где-нибудь неподалеку от трактира. Не всю же жизнь там быть на побегушках. Ан нет, не вышло. Не вышло…
Оказался в этом трактире однажды не совсем нужный мне человек. И теперь я ищу его. Ты ведь знаешь, что я недавно кого-то убила. Так это были его очень близкие друзья. Заслуженно. Правильно. Это все – правильно, ведьмак… Правильно – то, что я убила их.
Вереена не изменялась в лице, пока говорила; и теперь ее лицо было неподвижной бледной маской, в уголках губ теплилась улыбка. Блики отражались в черных зрачках, дождь стучал по крыше дома, просачиваясь сквозь трухлявый настил. На полу уже кое-где собрались небольшие лужицы, в которых блестела маслянистая темнота.

+1

17

Ведьмак молча слушал историю Вереены, наблюдая за дождем. Он не ощущал ни сострадания, ни ненависти... Эти ощущения давно искоренили из него. Он просто слушал историю, наблюдая за плавно сползающими по стеклу каплями дождя. Ведьмак привык к слезливым историям. Ему приходилось слышать их довольно часто. Особенно забавно они звучали из уст старост деревень, пытавшихся сбить цену на его услуги. Да и история о несчастной полубруксе не сильно расшевелила его "черствую" душу. Больно много повидал ведьмак на своем пути. Почему-то ведьмака сильно клонило на сон, хоть это и было крайне не желательно сейчас.
- Правильно это было, или нет, судить не мне и не тебе. Я бы хотел побольше услышать об этом человеке. Что он тебе сделал? - Геральт перевел взгляд на девушку. Ее живот постепенно уменьшался, это говорило о том, что если она действительно брукса, которая просто обвела его вокруг пальца, то в скором времени ведьмак может уже сильно поплатиться за ее глупость. Беловолосый положил свой клинок на виду, когда входил, дабы можно было быстро и без затруднений воспользоваться им. Хотя у него не было особого желания вынимать его из ножен. По какой то странной причине она не вызывала у него настороженности или какого нибудь отвращения. Более того, она казалась ему намного человечней некоторых представителей человеческой расы.

+2

18

Вереена знала, что в ведьмаке трудно вызвать сочувствие, но и не добивалась этого. Так покойно было сидеть в полутемной комнатушке, у огня, ронять слова одно за другим, неторопливо, без спешки. Дождь барабанил по окнам, сочился сквозь прогнившую крышу, и в доме потихоньку сгущался запах грозы. Пускай даже в собеседниках у бруксы было такое необычное… существо, как ведьмак, которому полагалось бы давным-давно отрубить ей голову, она продолжала говорить. Великий момент, все-таки.
На мгновение девушка позволила себе оглянуться в прошлое, увидеть себя маленьким ребенком. Гроза казалась совсем нестрашной, когда Веерену укрывали толстые каменные стены башни; но впервые она осмелилась выбежать в дождь лишь много лет спустя. До того времени так и сидела, у окна, наблюдала в восхищении за пляской молний в небе и думала о том, как приятна тяжесть холодных дождевых капель, скатывавшихся по листьям кедра, который рос возле входа в башню. Вот если бы окунуться в них с головой, уйти в теплую темноту дождливой ночи; а отец запрещал любые прогулки.
Вереена заставила себя переключиться на этот план реальности, перебрала ворох накопившихся мыслей и удивленно приподняла бровь, когда поняла, о чем ведьмак попросил рассказать.
- Это довольно неуютный вопрос, Геральт. Дай мне собраться с мыслями, я отвечу.
Брукса замолчала ненадолго. За стенами дома гроза смывала с дороги, на которой встретились ведьмак и Вереена, их следы. Где-то далеко отсюда в мокрой траве продолжали мирно гнить трое обескровленных мужчин.
Вспомнив о них, брукса прикрыла глаза и промурлыкала себе под нос какой-то нехитрый мотив, спустя пару мгновений продолжила:
- У нас с этим человеком сложились весьма запутанные отношения. Не думай, что я любила его или что-то в этом роде; да, по нему сходили с ума все городские торговки, не важно, что некоторым было за шестьдесят. Ну, а я, очевидно, не могу испытывать больше одного чувства за раз. Нет, мы не были даже любовниками. Но я доверяла ему крепко, считала его за друга. Это был хозяйский сын, крепкий, черноволосый сорванец; он первым заметил, что я как-то отличалась от других и от него самого. Всегда бледная тихая и спокойная чернуля, я, - Вереена засмеялась, - пробуждала в нем отцовский инстинкт. Очень скоро мы подружились. Много времени проводили вместе – столько внимания я не получала даже от отца, хотя, к чему тут отец… Да, я ему сильно доверяла, да и само чувство было новым. Таким удивительным, таким неожиданным… Предательство тоже было внове. Получилось так, что я рассказала своему, - Вереена усмехнулась, - другу о том, что я такое из себя представляю. Ты, ведьмак, еще можешь спокойно выслушать мою историю, не принимая ничего близко к сердцу, тебя этому учили; и он сделал вид, что все в порядке. Все было хорошо и на следующий день, и через день, и даже через неделю. Но вот на восьмой день он прибежал ко мне и, зло рыдая, признался, что за мной уже выслали отряд стражников и что приговор подписан: Вереене, отродью лукавого, быть сожженной на городской площади утром на рассвете. Я сказала, что он зло рыдал. Да, слезы были очень искренними, но это только оттого, что ему было жаль времени, потраченного на меня. Я возненавидела его в тот же миг. Не за предательство, хотя оно было самым страшным; но за слезы. Стражники уже ввалились в трактир, я не смогла его убить тотчас, да и не умела, признаться, убивать. Но это ничего, за последние полгода игры со стражей в прятки я наловчилась. Сейчас хочется вернуться к нему и вспороть ему глотку. И только. Странно, что такая мелочная месть движет мной сейчас, - Вереена замолчала.

+1

19

Понятно. Еще одна жертва слепой ненависти. Еще одна... С каждым днем их стает все больше... Их калечат, избивают, насилуют, охотятся за ними. И они начинают слепо ненавидеть. Ненависть порождает только ненависть. Это замкнутый круг, который пожирает любого, чья воля не достаточно сильна. Чей разум до этого не проходил через всю эту ненависть и не вышел из этой борьбы чистым от нее. К сожалению, таких людей мало. Человек убивает человека, приходят другие люди, что бы мстить за него, после чего приходят третьи, что бы отомстить за убийцу... Бесконечная цепочка ненависти... Как ее разорвать? Геральт не знал. Сам он уже давно избавился от этого чувства. Он не убивал из ненависти. Он убивал, потому что это была его работа. Потому что это было единственное, чему его учили. И что было необходимо, когда он хотел защитить близких ему людей. Все это делало его настоящей машиной для убийства. Он убивал без эмоций, без жалости, сострадания. Люди ненавидели его за это. Но он научился не отвечать им взаимностью... В отличии от Вереены... Сможет ли она разорвать этот круг? Или же просто погибнет, пытаясь воплотить очередную месть? Если бы беловолосый знал, как можно ей помочь... Он понимал, что ее действия приведут к еще большей ненависти к мутантам и, скорее всего, к ее смерти. Не похоже было, что бы она боялась смерти, но... Что это? Жалость? Невозможно. Но почему-то Геральт не хотел, что бы через неделю ее пепел развеяли где нибудь в лесу. С такими мыслями Геральт продолжал невозмутимо смотреть ей в глаза. В глазах угадывалась усталость. Что же движет ею?
- Ненависть настолько сильна, что ты не можешь просто попытаться жить новой жизнью? - подумал вслух ведьмак. Он всегда мечтал поселиться с Йенифер в какой нибудь небольшой деревушке... С собственным садом, огородом... Всегда мечтал спокойно состариться со своей любимой... Но понимал, что это невозможно. Его образ жизни уже никогда не отпустит его. Он ведьмак. Убийца чудовищ. Ему не судилось прожить эту жизнь спокойно...

+1

20

- Ненависть настолько сильна, что ты не можешь просто попытаться жить новой жизнью? – спросил ведьмак, Вереена встрепенулась, выйдя из задумчивого оцепенения.
- Да, так и есть, - помедлив, ответила брукса. - Мне все чувства пока внове, все ранит и радует с большей силой, чем все это бывает у обычного человека. Я не могу еще справиться с чувством неотмщенности, - Вереена ухмыльнулась. – Ты бы знал, с какой детской радостью я убивала тех троих, что сейчас мокнут под дождем в нескольких милях отсюда. Они вопили о пощаде, а я вырвала сердце сперва одному и выпила из него кровь на глазах у другого. Я ведь убила человека сегодня впервые, ведьмак, но с каким ожесточением, - девушка не повышала голоса, говорила спокойно и ровно, изредка делая паузы, чтобы обдумать последующие слова. Геральт сидел тихо и о чем-то думал. При взгляде на него, Вереена поняла, что тот, пусть и слушает ее и понимает, но мыслями очень далеко отсюда. Возможно, его волновало то, как закончится для него этот день, а, может, это было что-то чуть более личное.
Огонь в камине стал гаснуть, и Вереена, легко ступая босыми ногами по холодному полу, подошла к нему, подбросила туда остатки разломанного стула, присела рядом с пламенем на корточки. Огонь с удовольствием принялся за дерево, ворча и шипя, отплевываясь паром: щепки успели порядочно отсыреть. Брукса подобрала с пола несколько сухих веток и, бросив их жадному огненному зверьку, ворчащему в камине, вернулась к кровати, старательно обходя лужи. Вереена отчетливо чувствовала на себе взгляд ведьмака, тяжелый и пристальный, но не подавала виду.
Вернувшись на свое место, девушка задала вопрос, который пришел ей в голову совсем недавно:
- Ну а ты, ведьмак, что об этом думаешь? Считаешь, что я попалась на удочку собственной мести и обречена погибнуть, приводя ее в действие? Или считаешь, что я права? Кто здесь прав, ведьмак? Кто?
Вереена перевела на ведьмака беспокойных взгляд антрацитовых глаз и вдруг снова запела, выводя монотонную мелодию, повторяя ее всякий раз громче.

+1

21

- Не мне это решать, - коротко отрезал ведьмак. Он не собирался упрекать ей или поддерживать ее. Такой уж был Геральт, всегда сохраняющий нейтральную позицию. Правда, очень часто, события сами захватывали его. Сами выбирали сторону, на которой будет ведьмак, и это жутко не нравилось ему. Он очень хотел, что бы в этот раз события не затащили его в еще какую-нибудь заварушку. Наверняка он знал только одно: если она начнет убивать не думая, то опуститься до обычной бруксы, и вскоре, возможно, за ее головой отправят ведьмака. И он убьет ее. На этот раз без колебаний и раздумий. Как обычного монстра. Ведь часто мы сами делаем из себя монстров. Геральт уже давно убедился, что среди людей есть монстры куда похуже обычных утопцев или гулей... Эти монстры расчетливее, умнее, и свое свободное время проводят на королевских балах. Они могут одним жестом, приказом убить сотни людей... И кто после этого действительно монстр?.. Геральт привык к этому. Он не мог просто взять и начать убивать разумных существ, а тем более людей. Какими бы они не были. Кодекс ему запрещал. Или кодекс - просто отговорка?.. В любом случае, Вереена не была обычным монстром. Она балансировала на грани. От ее выбора зависело кем она станет: кровожадной бруксой, или, все таки, человеком. Ведьмак вздохнул. А кем он сам был? Он никогда не приписывал себя к людям. И к нелюдям тоже. И уж тем более к монстрам. Но кто он тогда? Существо без дома, без семьи, как говорили многие священники - "без души". Беловолосый никогда их не слушал. А кого слушать?... Бородатых выскочек, которые уже давно нарушили все заповеди? Которые днем читают молитвы, а ночью устраивают дикие оргии и трахают шлюх до рассвета? А утром опять начинают учить жить людей праведно... Сколько вранья, ненависти, подлости... Геральт устал... Очень устал...

Отредактировано WhiteWolf (2012-05-26 11:43:01)

+1

22

Ведьмак не склонен был занимать сторону Вереены. Он вообще не был ни на чьей стороне, когда отрезал:
- Не мне это решать.
Брукса прекратила пение. Молчание, повисшее в комнате, изредка прерывали тяжелые вздохи Геральта, напряженно размышляющего о чем-то.
Вереена посчитала, что ему не стоит мешать, и, потерев запястья, натянула на ноги полуистлевшее одеяло. Впереди у нее была еще долгая ночь; можно было потратить ее на обдумывание плана. Деревня, куда держала путь брукса, находилась на расстоянии полудня пути от тракта; наверняка, с ведьмаком Вереена попадет туда намного быстрее: часть пути они уже срезали, свернув на тропу. Там, в деревне, ждет расплаты ее бывший друг. Тонкие пальцы бруксы сжались в кулаки, Вереена, казалось, даже замурлыкала от удовольствия, представив, как можно будет отомстить. Смерть – слишком легкая участь для него…
«Нужно заставить ведьмака оставить меня в покое. Он только помешает».
Вереена перевела взгляд на Геральта. Ведьмак был сильно занят собственными мыслями, он совершенно отвлекся от бруксы и словно забыл о ее присутствии в комнате. Вереена усмехнулась, обнажив ряд белых заостренных зубов, и подумала, что избавиться от нежданного спутника будет непросто. Какими бы теплыми ни были ее чувства к ведьмаку, который первым согласился выслушать девушку, он только бы помешал ей совершить месть. Оставалось не так много вариантов.
Если напасть на него сейчас, то брукса, может, и выиграет несколько минут жизни, потом удар ведьмачьего меча остановит бой. Она медлительна и немного неуклюжа после выпитой крови, и это сводит шансы на победу к нулю. А у Вереены еще слишком много занятных планов на несколько дней вперед; умирать еще слишком рано.
Можно было бы попробовать договориться. Вереена хмыкнула. А как бы это выглядело? "Эй, ведьмак, давай условимся, что ты оставишь меня в покое, пока я не начну резать людей как барашков. А вот когда начну, тогда и приходи; буду рада видеть и даже сама под ножик подставлюсь". Слишком комично.
Может, проще сбежать?
Ведьмак не собирался засыпать, да и следы на размокшей от уже завершившегося дождя дороге выдадут девушку с головой. Ведьмак не замедлит явиться за ней, увидев, что Вереена сбежала. Впрочем, брукса все-таки выиграет немного времени. Желание немедленно сбежать распалило девушку, она с трудом сохраняла спокойствие.
Последний удар грома прозвучал уже полчаса назад, чуткое ухо Вереены больше не слышало стука капель за стенами. Брукса напряглась. Ведьмак сидел тихо и почти не шевелился. Через пару мгновений должен был потухнуть огонь в камине: угли уже едва тлели. Вереена осторожно спустила на пол босые ноги. Ведьмак не шевельнулся. Очень скоро огонь в камине вздрогнул и погас. В темноте Вереена бесшумно подошла к двери и отворила ее. Ночь ворвалась в ноздри свежим запахом грозы, брукса перешагнула через порог и бросилась бежать сквозь заросли густой травы. Мокрые ветки хлестали по лицу, оставляя влажные полосы на бледной коже.
Уже через полчаса Вереена была на том месте, где ведьмак повернул к лесничовке.

+1

23

Ведьмак прислушался. Брукса напряглась. Ее дыхание участилось. Меч... Меч лежал на полке, рядом... Но Геральт не подавал виду. Его спокойствие играло ему на руку сейчас. В любом случае, и ведьмак и брукса понимали, он быстрее нее. Один удар ведьмачьего меча и она не увидит рассвета. Действительно ли инстинкты возьмут верх? Нет... Она не нападет. Сбежит. Что же, поиграем в кошки-мышки, если она так хочет. Беловолосый решил дать фору бруксе. Он и пальцем не двинул, пока та не выбежала из хижины.
- Поиграть захотела?.. Ну, поиграем, - ведьмак быстро накинул и застегнул пояс с клинками и выбежал на улицу... Капли дождя бились о лицо ведьмака. Ливень был еще тот, тем более, в этой местности. Бежать надо было быстро, а то он смоет все следы. И Геральт бежал. Его рука крепко сжимала рукоять серебряного клинка. Длинные волосы, уже давно промокшие, лезли на глаза, из-за чего ведьмаку приходилось постоянно убирать их. Он уже почти добрался до тракта. "Вот она..." Беловолосый резко остановился. Через кусты проглядывалась фигура бруксы... Значит, он не сильно отставал. И что дальше? Убить ее?.. Ведьмак плавно и тихо шагал к ней, пытаясь не издавать слишком много звуков.  Вот еще пару шагов, и он сможет выйти на тракт... "Аард..." Геральт сложил знак и тихо прошептал формулу... Сильный удар тут же бросил бруксы на несколько метров вперед.
- Решила поиграть? Давай поиграем, - ведьмак выбрался на тракт, уже не пытаясь скрыть себя. В душе он понимал, что не может ее отпустить. Почему? Ведь по началу он намеревался все таки довести ее до деревни. Ну а что дальше то?.. Он не мог просто ее отпустить. В нем боролись два желания. При чем, как не парадоксально, оба были порождены ведьмачьим кодексом. И что же ему выбрать?.. Выбрать... Как же трудно выбирать. И почему любой его выбор означает смерть для кого-то? Что это за мир такой?... Геральт покрепче сжал клинок...

+2

24

Брукса замерла на тропинке. Мокрая ветка хлестнула ее по лицу, но Вереена не отреагировала, пристально вслушиваясь в шорох листьев в притихшем вдруг лесу. Послышалось ей или нет, но Вереена различила звук шагов позади. Вдруг что-то ударило в спину, брукса пролетела вперед несколько метров и упала в густые заросли лопухов и травы.
Вереена лежала и не шевелилась; боль пульсировала в боку, и девушка могла только тихо шипеть, проклиная про себя ведьмака, который сумел догнать и даже напасть на нее. Пряди волос, уже давно мокрые, черными змеями, извиваясь, спадали с дрожащих плеч в грязь. Брукса чувствовала, что от удара платье на спине порвалось и сквозь дыру видна оголенная спина; на бледной коже под зеленой тканью расплывался уродливый кровоподтек. Снова начался дождь, противной моросью прошедшийся по содрогающемуся телу бруксы.
Вереена рывком поднялась и развернулась к ведьмаку лицом. Тот стоял, сжимая в руке клинок, неподалеку от густого бурелома; было что-то паскудно плохое для бруксы в выражении его глаз, когда он посмотрел на нее. «Решает, убить или отпустить», - решила Вереена. «Убьет. Не даст уйти».
Брукса не жалела о поспешном решении сбежать: ставки в игре были сделаны. Выживет она или не увидит рассвет, решится сейчас.
Вереена приоткрыла рот и пронзительно завопила. С дерева возле ведьмака упало несколько зеленых листков.

*помним, что вой бруксы - одно из средств уничтожить противника

+1

25

Голова Геральта как будто превратилась в горящий арсенал. От воя бруксы потемнело в глазах, сразу же появился тошнотворный позыв, а ноги были готовы в любой момент подкоситься. Похоже, она решила... Ведьмак сложил пальцы в очередном знаке, и тихо прошептал: "Аард". Действие воя не давало ему как следует прицелиться, но, похоже, он снова смог сбить бруксу с ног. Ведьмак на мгновенье закрыл глаза. Голова, похоже, приходила в норму. Волк оскалил клыки. Пора было заканчивать это. Как не жаль. Все-таки, это единственное, что он умел. Возможно, она выбрала не тот путь... А может, это он всю жизнь служил лживым идеалам? Но сейчас уже поздно куда-то отступать. Путь выбран. Ставки собраны, так сказать. Остается лишь играть... Беловолосый сделал резки рывок в сторону бруксы, не давая ей возможности контратаковать. Резкий взмах клинка... Острие плавно вошло прямо между ребер бруксы, проникая в сердце и выходя из спины. Уже не было ярости в глазах ведьмака. Было некоторое подобие скорби, но его трудно было заметить. Лицо же, как всегда, оставалось абсолютно беспристрастным. Геральт посмотрел в ее глаза, обвивая рукой талию, дабы Вереена смогла держаться на ногах.
"Все?" - то ли вопрос, то ли утверждение. "Как же жаль, что она родилась бруксой. Очень жаль. Возможно, родись бы она человеком, у нее была бы более счастливая судьба".
Буря начала утихать. Последние капли дождя одиноко падали на листья деревьев, разбиваясь о них. Ветер прекратился. Он все еще смотрел в ее глаза, ожидая какого либо ответа...

+2

26

Клинок, вошедший в тело, показался ослепительно горячим; Вереена не ожидала, не могла предположить, что все закончится так быстро. За долю секунды Геральт сбил ее с ног ударной волной знака и вонзил меч ей в сердце. Она упала бы, слушая, как в ушах гулко грохочет пульс, если бы ведьмак не подхватил ее за талию. Желтые глаза, в которых невозможно было что-либо прочесть, заполоняли весь мир за пределами головы бруксы, двумя лунами нависали над ее бледным, посеревшим лицом. Вереена вцепилась когтями в рукав ведьмака, безмолвно прося его не отпускать; пятная зеленое платье, по спине, оттуда, где из тела вышло острое лезвие, текла темная кровь. Кровь сочилась и из уголка губ.
Собрав остатки сил, брукса прохрипела что-то нечленораздельное и застыла. Может, это и было что-то действительно важное, но слов разобрать было невозможно. Ведьмак одной ладонью закрыл глаза Вереены и опустил труп бруксы на тропинку. Дождь прекратился.

Конец.
спасибо за игру, няша :3

+1


Вы здесь » Даэлоен » Мини-игры » Единственное, что предназначено всем, - это смерть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC