Уважаемые игроки и гости форума. Наш форум закрылся по некоторым причинам. О подробностях можно узнать здесь. Заинтересованные элонцы еще могут доиграть свои эпизоды, следует только сообщить Гвен. Амс советует никому не теряться, писать хотя бы из желания пообщаться - всех примем и расцелуем <3
Наши друзья:
Рекламный Дом RPG Реклама текстовых ролевых игр NOX. Marauders era. А ты хочешь стать легендой? White PR COLOR FORUM
F.E.A.R cityПлач Богов: Император, игра в жанре эпического темного технофэнтези

Сайрон: Осколки всевластия
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Место встречи изменить нельзя ©


Место встречи изменить нельзя ©

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: поздняя весна 9124 года
Место действия: Даекорн
Действующие лица: Альберт, Марек
Краткое описание действия:
После бунта в городской тюрьме, в результате которого Альберту удалось не только покинуть негостеприимное место, но и прихватить с собой "на память" медальон Марека, разноглазый прохвост удачно залег на дно на пару недель. Ровно до тех пор, пока одна неудачная вылазка снова не свела его с десятником, желающим получить обратно украденную вещь. После затянувшейся погони по городским улицам, а после и крышам, и оборотень, и донг чувствуют себя достаточно вымотанными, чтобы попробовать договориться.

Отредактировано Марек (2012-07-06 10:37:18)

+1

2

Раскуривая трубку, Марек увлекся настолько, что не особо следил, чем там занят разноглазый на краю крыши. Поглядывал краем глаза, чуть настороженно, но того, что его «новый друг» вот прямо сейчас начнет улепетывать во все лопатки, не ждал. Выдавшаяся передышка, похоже, устраивала обоих:  два часа беготни сначала по улицам города, а потом и по крышам, судя по белобрысому, взмокшему едва ли не хлеще самого десятника, утомили не одного Марека.

Плотно набитый травяной сбор наконец затлел рыжеватыми точками. «Хо-ро-шо-о-о-о…» - первая затяжка сказалась на настроении благоприятно и даже умиротворяюще. Шевелиться лишний раз резко расхотелось: в полных латных доспехах итак было душновато, несмотря на то, что дневной жар уже схлынул, уступая место вечерней прохладе. Заходящее солнце бросало на крыши домов косые, едва теплые лучи.

Выпустив сладковатый дым через нос, Марек почувствовал, как раздражающе начали зудеть ноздри и гортань. Не удержавшись, стражник оглушительно чихнул, как будто он только что употребил понюшку ядреного табака, а не продегустировал мягкий сбор с «эльфийских лугов», как уверял ягуара торговец отравой.

Неторопливо опустившись на крышу – требовали гудящие ноги, Марек снова втянул в себя белесый дым, подержал во рту и выдохнул, разглядывая белобрысого уже скорее задумчиво, чем агрессивно.

- Шлышь, ражноглажый, жачем тебе медальон, м? – крепко прикусив загубник, оборотень чуть щурился от тонкой струйки дыма, навязчиво лезущей в глаза, - Вчепилша в него, как клещ. Отдал бы луш-ше по-хорошему… проблем бы меньше было.

Отредактировано Марек (2012-07-03 07:29:29)

0

3

Получив высочайшее соизволение отлить, парень, не мудрствуя лукаво, подошёл к самому краю крыши, выходящему на узкий проулок, и спешно завозился с пряжкой ремня. Выпитый за обедом эль уже давно и крайне настойчиво просился наружу. Переполненный, до болезненных ощущений, мочевой пузырь занимал все мысли молодого донга, напрочь вытеснив из головы какие-либо сигналы об опасности поворачиваться спиной к назойливому оборотню. Когда струя с задорным журчанием устремилась вниз, Альберт и вовсе, блаженно прижмурившись, принялся разглядывать редкие разлохмаченные облака, ползущие по выцветшему от послеобеденного жара небу.
По мере избавления от давящего чувства, в голове начинала расползаться звенящая пустота, нарушить которую не смогли даже раздавшиеся из проулка бряцанье доспехов и возмущённые вскрики. Сейчас парню было просто до неприличия хорошо, даже несмотря на мокрую насквозь от пота и противно липнущую к спине рубаху, начинавшее наливаться тяжестью тело и ноющие перетружденные мышцы. Лениво глянув вниз в поисках источника шума и, с ехидной ухмылкой стряхнув последние капли на головы отряда стражников, наёмник уже неспешно принялся застёгивать ремень.
В ответ на реплику оборотня, парень обернулся через плечо, отметив, что преследователь вымотан ничуть не меньше его и, похоже, совершенно не горит желанием возобновлять погоню. Выслушав претензии, Альберт уже полностью повернулся к спокойно попыхивающему трубкой оборотню и, чуть отойдя от края крыши, фыркнул, пожимая плечами:
- Аналогично. Самому-то он на кой впился? Ему ж красная цена - ломаный грош, ни один ростовщик не позарится.
Заметно удлинившиеся во время длительного забега по не самым благополучным районам города клыки саднили и неприятно царапали нижнюю губу. Задумчиво почесав один из них языком, наёмник переборол желание последовать примеру оборотня и дать отдых гудящим ногам.
- Там, кстати, товарищи твои во всю круги нарезают, скоро сюда полезут. Не знаю как ты, а я лясы с ними точить не хочу что-то. Ты ещё расположен в догонялки играть или обсудим цену твоей цацки в более спокойном месте? – снова улепётывать от стражника не было никакого желания, а вот промочить изрядно пересохшее и саднящее горло было бы весьма кстати. Только вот в карманах парня уже который день гулял только ветер.

+1

4

Взяв в ладонь трубку, чашка которой неприятно грела потную ладонь, оборотень хмыкнул, не торопясь с ответом. Марек чуть пошевелился, как будто собирался встать, но потом передумал и расположился поудобнее, устроив локоть в удобную ложбинку на черепице. Мысленно пообещав позже, когда нега от жары и скуренного сбора сойдет на нет, врезать  белобрысому промеж наглых глаз за то, что посмел назвать памятный медальон дешевкой, стражник отряхнул испачканный в пыли сюркот с вышитым знаком городской стражи: «Надо будет снять что ли...» Торопиться куда-то настроения не было, совершать лишние телодвижения тоже.

Снизу долетала отчетливая ругань, оханья и разномастные советы сочувствующих горожан, но солидарности относительно нерасторопных стражников оборотень не чувствовал никакой.
-  Да не боись, - хохотнул ягуар, - Пока додумаются, как залезть, здесь уже не будет никого. Пусть потом г-г-голубей гоняют… олухи.

Неплотно забитая трубка дотлевала быстрее, чем ожидалось.
- Есть тут неподалеку подходящее место. Давай за мной. Вздумаешь улизнуть – башку откушу и кишки выпущу, – пообещал Марек, с сожалением дотягивая остатки уже горьковатого дыма. Выбив трубку о ладонь, ягуар тяжело поднялся: клонило в дрёму, - но перспектива перебраться в более прохладное место была интереснее, чем свялиться вживую под палящим солнцем.

Поднявшись, оборотень с удовольствием хрустнул поясницей и покосился на вроде бы потерявшего бдительность разноглазого: сейчас бы прыгнуть,  прижать к крыше и силой забрать медальон, предварительно разукрасив рожу так, что бы мама родная не узнала. «Нельзя, а вдруг не при нём, да и зачем уже сейчас?..» Кровля под ногами ощутимо проседала на каждом шаге.

+1

5

- Верю на слово, коль уж ты так говоришь, - растянув губы в кривой ухмылке и стараясь не слишком демонстрировать зубы, донг кивнул, вроде как соглашаясь. – Ты ж у нас тут спец по страже. Кому как не тебе знать? Но чувство локтя в ваших тесных рядах просто поразительное.
Возможно, снова злить вроде бы угомонившегося оборотня и не стоило, но уж больно забавно было слышать от него такое мнение о товарищах. Продолжая с лёгкой настороженностью наблюдать за вальяжно развалившемся на кровле мужчиной, Альберт, как мог, попытался вытрясти рыжую керамическую крошку из потемневших от пота волос. Вышло не очень: влажные пряди путались и охотно перенимали густой морковный оттенок битой черепицы. «А к лешему! Один бес снова мыться», -  пыль и грязь, забившись за шиворот, начинали вызывать нестерпимый зуд на потной коже спины и если уж помыться прямо сейчас не светило, то свалить с солнцепёка хотелось. Так что покладистость оборотня была как нельзя кстати.
- Ха! Ты меня догони для начала, блохастый, а потом уже расправу живописуй, - парень фыркнул в ответ на угрозу стражника. Глядя как лениво тот отрывает задницу от насиженного места, становилось понятно, что бегать сейчас ему хочется ещё меньше, чем юному донгу. Тем не менее, когда мужчина сделал пару шагов к Альберту, парень ощутимо напрягся, подбираясь и готовясь в любую секунду дать дёру. Он был готов к чему угодно – к тому, что мужик кинется на него или метнёт засапожный нож – но то, что крыша просто с грохотом провалится под оборотнем и тот с громким лязганьем доспехов и раскатистыми ругательствами ухнет вниз, стало для наёмника неожиданностью. Ещё большим сюрпризом стала для него поехавшая под ногами черепица, устремившаяся со звонким стуком в немаленькую дыру в кровле. Стремительно уходящая из-под ног опора не дала возможности отскочить с опасного участка и парень, глупо взмахнув руками, словно пытаясь ухватиться за воздух, рухнул следом за оборотнем.
Приземление плашмя на массивное, да ещё и закованное в латы тело мягким назвать было уж никак нельзя. От удара из донга на несколько мгновений выбило дух. Когда вернулась способность дышать парень смог выдавить только:
- Ё-о-о, ну мать же ж твою.
Во рту ощущался металлический и пряный вкус крови, нижняя губа, располосованная удлинившимися клыками саднила, как и распоротая ладонь. Отбитый бок начинал ныть, в другой неприятно впивались осколки кровли и ремни на доспехах стражника. Альберт даже успел позавидовать оборотню – броня должна была смягчить тому последствия падения – когда его внимание привлёк сдавленный писк откуда-то сбоку. Подняв голову, донг, часто моргая, вгляделся в клубы медленно оседающей пыли. Встретившись, наконец, взглядом с широко распахнутыми от испуга глазами молодой женщины, парень попытался изобразить улыбку:
- Здрасти, сударыня, мы с другом ненадолго, уже уходим практически, - и, обратив внимание, что дама скорее раздета, скосил глаза тут же наткнувшись взглядом на столь же перепуганного и неодетого мужика добавил. – Не обращайте на нас внимания.

+3

6

От пронзительного женского визга закладывало уши. Ошалевший Марек встряхнул головой и поднялся, попутно отплевываясь и отфыркиваясь от мелкого мусора, насыпавшегося сверху. Разноглазый уже был на выходе, откидывал засов с хлипкой на вид двери, когда орущей девке наконец-то заткнули рот – её же хахаль, шипящий одно и тоже: «…да тихо ты… тихо…» В плотном сером облаке пыли, затянувшем комнату, через небольшое, открытое настежь окно, просвечивали солнечные лучи. Отчетливое бряцанье доспехов и невнятная ругань – топтавшиеся внизу стражники, вопреки распространенному мнению, идиотами не были, глухими тоже, и уж тем более были в состоянии сопоставить три простых факта: беглецы были на крыше – раздался грохот – завизжала какая-то баба с верхних этажей.
Вывалившись в коридор, а после – на лестницу, оборотень помянул недобрым словом прыткость разноглазого, куртка которого мелькнула уже этажом ниже, перегнулся через перила и свистнул, привлекая внимание вора: «Притормози-ка!..» - нужно было найти выход менее приметный, чем парадный, выходящий в аккурат на улицу, куда вывернут стражники. Того, что поганец решит сбежать, мужчина не боялся. Продать медальон кому-то, кроме самого Марека, дороже, чем за уже упомянутые ранее пару медных, ему вряд ли удастся.

В таверне по случаю середины дня, было тихо, пусто, не считая пары остроухих, да горестно сгорбившегося над кружкой донга, и на удивление прохладно. Устроившись за столом, стоявшим в отдалении от входа, Марек стянул с себя сюркот с вышитым гербом стражи, по привычке разгладил пыльную ткань ладонью, сворачивая в несколько раз, и заткнул за пояс ближе к пояснице. Сегодня уже не понадобится, да и завтра, скорее всего, тоже. «Отстранение от службы на неопределенный срок» в связи с так называемым «внутренним расследованием» это не выговор и даже не вычет из жалования, это уже так называемая «точка», а обратно в рядовые оборотню не хотелось категорически. Даже если в ближайшие дни волей Севиля будет подписан приказ всего-то о разжаловании, то следом за ним на стол вышестоящему начальству ляжет прошение об увольнении по собственному…
На улице душераздирающе завизжала собака.
Вынырнув из мрачных мыслей о невеселом будущем, оборотень перестал пялиться на двух эльфов, негромко шелестящих о своём, недовольно обернулся на открытую дверь и перевел взгляд на светловолосого, стараясь найти в нём хоть что-то ещё интересное помимо разного цвета глаз. Говорят, такие случаются у бастардов, но на аристократического выкормыша парень не тянул, скорее был совсем обычным, коих в столице, как грязи, хоть и вряд ли деревенский. Деревенские так руками не машут и уже тем более по крышам не скачут и при страже язык распускают редко, чаще нерешительно мнутся, объясняясь ломано и нескладно. «...Да и ятаганы при себе не носят,» - вспомнилось десятнику оружие, «изъятое у задержанного», которое разглядывали всей караулкой, похохатывая над пустыми гнездами - там ранее скорее всего покоились драгоценные камни. Можно было бы сказать, что это не более чем два бесполезных в бою клинка, утянутые парнем со стены какого-нибудь богатея, если бы не более чем хорошая ковка и заточка режущей кромки.

- Марек, - коротко бросил стражник, словно бы с неохотой разжав челюсти.
Молчаливый, особо не любопытствующий хозяин наконец-то принёс две кружки пенного вроде как пива, (десятник потянулся к одной и сделал несколько жадных глотков ) на вкус откровенно отдающего сивухой, и тарелку со смешными сморщенными рябчиками: «…судя по всему, вчерашними,» - вздохнул оборотень, разламывая небольшую тушку пополам.
- Медальон-то хоть при тебе? Не посеял ненароком? – ягуар устроил локти на столешнице и принялся лениво пережевывать суховатое мясо вместе с тонкими костями, - М-м-м, ты говори пока, сколько за цацку хочешь. Только… не груби…

Отредактировано Марек (2012-08-10 06:52:43)

+3

7

Плюхнувшись на грубосколоченный колченогий табурет, скрипнувший под навалившимся весом, словно угрожая неотвратимой местью за столь бесцеремонное обращение, парень вытянул, наконец, гудящие ноги и с видимым удовольствием зажмурился. Получить в морду от разобиженного оборотня он больше не опасался: ну, не станет же, в самом деле, стражник затевать драку посреди бела дня в трактире, ещё и при свидетелях? Да и оставайся у того желание намять бока донгу, возможностей для этого, после того как они благополучно унесли ноги от так не кстати подоспевшего отряда товарищей пятнистого, было предостаточно – пробираться до нужного кабака пришлось такими проулками, где последствия поножовщины могут, наверно, неделями гнить никто и не почешется.
Переведя дух, Альберт глянул на сидящего напротив мужчину, оборотень не спешил переходить к делу и, казалось, вовсе забыл про парня, задумавшись о чём-то своём. Наёмник тоже не торопился начинать разговор: «Подумает ещё, что мне его помощь нужна не меньше, чем ему цацка. Хрен сторгуешься потом.» В ожидании, когда же стражник соблаговолит вспомнить, зачем они сюда притащились, блондин подпёр кулаком подбородок и с ленивым интересом принялся изучать кабак. Сказать по чести, примечательного в нём не было ничего: покрытые копотью стены, исшарканный тысячами подошв пол, грубая мебель и обрюзгший кабатчик за кривоватой стойкой. Таких заведений пруд пруди на задворках стольного города, а по раннему времени и посетителей кот наплакал, глазам было решительно не за что зацепиться. Со скуки донг покосился на стражника, правда тут интересного было не больше – разглядеть мрачного оборотня парень успел ещё в камере, а привычка запоминать лица блюстителей порядка уже не раз спасала парня, не чуравшегося разной работы, от передряг. Хотя сейчас, когда мужчина, сняв форменный сюркот, остался сидеть в простоватых доспехах, он больше походил на одного из наёмников, с которыми Альберту доводилось сопровождать караваны, чем на городского стражника. «С другой стороны, и среди обитателей опасных притрактовых лесов подобный типаж попадался не реже», -  губы уже начали кривиться в ехидной усмешке, но тут оборотень соизволил снизойти до беседы.
- Мммм, Альберт, - встрепенулся парень, сразу же отвлекаясь на стукнувший о столешницу поднос. Горло промочить хотелось нещадно, да и пересушенные пичуги, и не поймёшь с ходу то ли дичь, а то и вовсе голуби, были после всей беготни весьма кстати.
- Не боись, - мотнув головой для весомости, успокоил мужика донг, одновременно пытаясь прожевать упорно противящийся этому пласт совершенно дубового мяса. – Я как тебя увидел, так и проглотил его с перепугу, так что звиняй: придётся тебе меня накормить поплотнее и подождать.
Хоть и отвратно кислое, но прохладное пиво, показалось блондину чуть ли не амброзией и он приник к кружке, заодно размышляя как бы половчее сформулировать цену.
- А давай, собственно, баш на баш? – произнёс блондин, со стуком опустив ополовиненную тару на стол и принимаясь дальше обгрызать костяк до издевательства мелкой птицы и постаравшись придать голосу как можно меньшую заинтересованность. – Ваши меня когда крутили оружие отобрали, так оно мне тоже как память дорого. Короче, с тебя обед и ятаганы мои, а с меня цацка твоя.

+2

8

Недобро зыркнув на говорливого разноглазого, Марек замер, перестав ломать птичью тушку в руках, и негромко рыкнул:
- Шуткуешь все? Тебе когда-нибудь твой же язык на шею намотают и за него же повесят болтаться, пока не околеешь, - после чего вернулся к прерванному занятию. «Баш на баш, говоришь?..» - забрать альбертовские ножики было небольшой проблемой - для стражника, разумеется, а не для того, кто числился в розыске за побег из тюрьмы, надо сказать первый за очень долгое время. И это было интересно – как и что смогло обойти защитные заклинания, которыми был пропитан каждый камень древнего обветшалого здания: «нет, на мага не похож, хотя мор его знает, может, колдун-самоучка… Или у поганца артефакт какой… ага, так он все и разболтает сейчас!» - в голове начинала вызревать идея, пока еще толком не оформившаяся во что-то внятное.

- А давай, - легко согласился оборотень и, одним глотком опустошив щербатую кружку, отсалютовал ей трактирщику, мол, еще неси, лениво глянул на поднос, где остался последний рябчик, попутно облизав блестящий от жира палец,  - Только пусть мухи будут отдельно от котлет, разноглазый. За обед и пиво с тебя рассказ, только честно – что там в тюрьме приключилось? И откуда взялся монстр – десятиглазый, сторукий, красный, как будто кровью залитый?

Процитировав строчку из допроса пойманного забулдыги, Марек широко ухмыльнулся. В такие сказки он не верил, но знал, что на пустом месте они не возникают, а значит там, за запертой дверью, действительно что-то было. Жаль, только, что по невнятному блеянью и мычанию «пойманных при попытке побега», не удалось понять что именно.
- Ты не напрягайся, рассказывай, до казематов в кандалах на допрос не поволоку. А может, и поволоку… - задумчиво добавил ягуар и заулыбался сидящему напротив, как хорошему другу-сабутыльнику, - Давай так, через два дня здесь же встретимся, со мной до стражи сходишь: не припомню я твоих сабель, хоть убей. На месте глянешь, что твоё. Заодно и моё унести поможешь.

Отредактировано Марек (2012-09-20 08:56:25)

+2

9

Подхватив с блюда последний птичий трупик, прямо из-под пристального взгляда стражника, разноглазый хмыкнул:
- Расскажу, чего ж не рассказать? Токмо ты тогда уж полноценный обед организуй, а то эти «семечки» даже силы на своё пережёвывание не окупят, - помахав, для наглядности,  усушенной тушкой, Альберт отметил для себя кривоватую ухмылку оборотня, перетёкшую в лучезарную, как стекляшки в серьгах портовой шлюхи, улыбку. «Побасенок захотелось? Будет тебе сказочка, смотри челюсть об стол не отбей», - ответную насмешку удалось весьма кстати скрыть за опорожняемой кружкой.
- Я, если по чести, наверно меньше твоего знаю. Ваши то, небось, землю мордами роют, следствие расследуют, а я и не разглядел эту тварь толком. Не с руки было мне её изучать когда потолок сыпаться на головы начал, - отложив обглоданный костяк на пустую уже тарелку и утерев рот краем рукава, Альберт с сожалением покосился на пустую кружку, в горле всё ещё першило. «Главное не перестараться. Сразу видно калач он тёртый, не трактирная девка чай, враз раскусит, что мозги ему пудрю», - за словом в карман донг никогда не лез, а вот держать язык за зубами получалось у него далеко не всегда, сейчас же нужно было быть вдвойне осторожным и не сболтнуть ничего, что могло бы дать стражнику повод связать тюремного монстра и так кстати улизнувшего под шумок узника.
- Сколько глаз было - не приметил, звиняй, руки тоже особо не считал, да и не больно то это на руки похоже было, скорее щупальца как у кракенов, о которых моряки бают. Красный – это да и блестел склизко, будто кожу с него кто содрал. Вы как тогда в караулку ушли, так эта гадость из-под пола и полезла. Кладку своими щупальцами повыворотила и за решётки принялась. Если б не пожадничала и сразу несколько камер не разворотила, глядишь и не сидел бы я тут, а так ей каменюками лапы попридавило, кровища во все стороны брызнула, народ в крик и на выход рванул. Ну, я не будь дураком тоже задерживаться там не стал, а дальше ты и сам знаешь, - выпалив всё чуть ли не на едином дыхании, парень запил речь пивом, весьма кстати поднесённом кабатчиком, да так и оставшимся стоять у стола с раскрытым ртом.
- Слышь, пузатый, ты б челюсть подобрал. Тебе туда не то что муха влететь может, а целый сапог пролезет, -  проводив тут же спохватившегося и посеменившего к своей стойке хозяина насмешливым взглядом, наёмник повернулся к Мареку. О том что успел услышать и надумать владелец кабака разноглазый особо не переживал: говорливые на таких местах долго не задерживались, но их имена обычно увековечивались на вывесках вроде «Утонувший Бо» или «Безголовый Сью». Особенно Альберту из подобных заведений запомнился один трактир на границе с Вальбеиром. По байкам местных завсегдатаев «Висельник» менял имена не реже раза в год, хотя всегда оставался именно "Висельником", так что очередной владелец, дабы не мучится с перекрашиванием и без того замызганной доски просто отпилил ту её часть где шёл отсчёт хозяев, лишив таким образом своих предшественников, да и самого себя, почётного места в трактирных легендах.
Над столом повисла тишина. Окинув быстрым взглядом зал – не заинтересовался ли кто из малочисленных посетителей их беседой – блондин прямо глянул в глаза собеседнику. Суть предложения оборотня он уловил, и обсудить его стоило без лишних ушей, не каждый день стражник собирается обнести своё ведомство.
- И много там твоего добра? – с лёгкой ухмылкой как бы между прочим поинтересовался наёмник. – Может проще телегу подогнать, а то вдруг рук не хватит всё унести? И как ты меня внутрь проводить собрался? Что-то я сомневаюсь, что мои кристально честные глаза уже стёрлись из памяти наших доблестных защитников трактиров и мягких перин.

Отредактировано Альберт (2012-09-22 16:42:50)

+1

10

- Не наболтал ты на обед, разноглазый, - дернув уголком губ, сообщил Марек, но вопреки сказанному окликнул хозяина питейной, семенящего обратно к своему месту, - Эй, плюгавый, давай-ка бочонок… да не этой кислятины, а эля, темного. Водится у тебя такой? И закусь к нему, мяса нормального, хлеба, сыра. И на горячее подсуетись, сил уже нет сухость эту в глотку пихать.
Деревянный поднос из-под рябчиков глухо стукнул по столу, когда по нему пришелся раздраженный удар пальцами. После эльфийского листа в глотке все еще было сухо и зудел язык, а желание прогулять остатки того, что было в кошеле на поясе, только увеличивалось после выпитого. Благо, на добрую пьянку монет хватит даже с излишком. На столешницу лег кисет, следом – простая трубка.

- Достаточно там моего добра, - оскалился ягуар, - Одной телеги может и не хватить, так что придется брать две. Ты же вроде не мелочишься, м? За мелкой шушерой Свен Кривой по два месяца по городу своих не гоняет. Что смотришь?.. Помнит он тебя, помнит.
Успев приятно захмелеть, ровно настолько, чтобы отойти от долгой беготни по крышам, Марек заметно подобрел и теперь неторопливо набивал трубку все той же отравой, косо поглядывая, как там продвигаются дела с выпивкой.
- Я тебе так скажу: завести тебя туда-обратно моя забота. Твоя - не дергаться лишний раз и проявить такую же смекалку и прыть, за которую тебя по некоторым кабакам знают… и еще кое-где. Ну и язык за зубами подержать, когда надо… Или это у тебя по отдельному тарифу идет, а, разноглазый?

Эль и окорок появились на столе на удивление быстро. Оборотень довольно цокнул языком на небольшой бочонок: «Во какая…толстуха!» - и перевел взгляд на темную подкопченую корку с черными точками приправ. Сглотнув слюну, Марек отхватил ножом ломоть мяса: прохладного, на удивления сочного… и довольно замычал, тщательно разжевывая и совершенно забыв и про разноглазого, и про набитую трубку, лежащую совсем рядом.
- Ну и цацка моя, разумеется, тоже с тебя… Не знаю, чем ты Кривого донял, но вздумаешь меня наколоть, я тебя не по двум улицам искать буду, да и не в пример быстрее Свеновских олухов, что просиживают штаны в рыгальнях, вместо того, чтобы делом заниматься, - доброжелательно сообщил стражник, выковыривая все тем же ножом пробку из бочонка. От излишнего усилия та отпрыгнула в сторону и покатилась куда-то в угол. Эльфы на секунду замолчали, оглядывая оборотня, неловко обернувшегося взглядом поискать пропажу, и снова вернулись к негромкому разговору.

- А если сабли твои не найдем, то что тогда?.. – темный эль потек в кружку. Наполнив свою тару выпивкой, Марек поставил пузатый бочонок на стол и принялся раскуривать трубку.

Отредактировано Марек (2012-09-26 00:03:40)

0

11

При упоминании Кривого светловолосый донг подобрался и чуть нахмурившись уставился на стражника. Новость не сказать чтобы удивила, но уж точно не радовала: Свен, вполне заслужено, слыл хватким и нечистым на руку дельцом, территорию свою держал крепко, а недостаток влияния с лихвой компенсировал редкой злопамятностью и изобретательностю своих головарезов при расправах. В целом такая репутация не слишком способствовала совместной работе, а уж мысли обжулить Кривого у любого здравомыслящего существа и вовсе должна была пресекать на корню. К сожалению, азарт зачастую подменял Альберту чувство здорового самосохранения. Вполне закономерным было, что теперь барыга жаждал получить свою долю и блондинистый сальп не в меру прыткого бастарда в довесок. Улетучевшаяся надежда, что Свен плюнет на затянувшиеся поиски провинившегося наймита, на многих бы нагнала уныния, но для молодого донга даже перспектива схлопотать нож под ребра была не достаточно веским поводом впадать в панику. "Не нашла же его свора меня до сих пор", - хмыкнув только на подобную сметливость подручных Кривого, парень по своему обыкновению выкинул из головы проблему не грозившую ему немедленной и болезненной кончиной. Обо всех вероятных опасностях думать - бошка треснет.
В отличие от Свеновских костоломов оборотень ждать по полгода точно не планировал и ответа ждал немедленно. Что и говорить, перспектива обнести стражу была заманчивой, уже сейчас под кожей на ладонях донга расползался приятный зуд, предвестник очередной авантюры. В башню нужно было лезть в любом случае: оставлять гнить своих красавиц в закромах защитников правопорядка для наёмника равнялось предательству самого близкого друга, а друзей он бросать не привык. В принципе, ему бы хватило расскажи оборотень в обмен на цацку как добраться до хранилищ, но раз уж пятнистый сам рвался наложить большую дурно пахнущую кучу на пороге родного ведомства, почему б и не подсобить?
- Обычно по отдельному, тройному, но тебе по старой дружбе так и быть сделаю уступку, - если для дела парень мог и сделать над собой усилие и подержать рот закрытым, то напрягаться сейчас нужны не видел, да и оставлять аппетитно выглядящий окорок на растерзание новому знакомцу тоже не собирался. Отхватив вслед за стражником ломоть потолще, донг принялся его старательно пережёвывать под уже привычный аккомпанемент обещаний «из-под земли достать в случае чего» и далее по списку. Ничего нового в словах Марека бастард для себя не обнаружил.  «Как по писаному шпарит, намекнуть что ль, что предание уже заветрелось?» - лениво разглядывая оппонента он наткнулся взглядом на заткнутый за пояс форменный сюркот городской стражи, и в голове завертелась новая идея. Была она дикой в своей наглости, но именно потому просто обязана была сработать.
- Тогда цацка твоя бесследно раствориться в моём желудке, - всё ещё занятый своими мыслями, на удивление сухо для себя констатировал Альберт и подхватил отставленный новоиспечённым подельником бочонок. – Слушай, мой новый друг, а одолжи-ка ты мне сюркот. Тебя и так в башне каждая собака знает, а мне он, глядишь, как раз ключом и послужит, - приложившись к заново наполненной кружке донг едва заметно поморщился, всё ж таки эль он не особо жаловал, но на халяву и уксус – мёд, потому отставлять посуду он не спешил.

+2


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Место встречи изменить нельзя ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC