Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » Рассвет подлецов


Рассвет подлецов

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия:
Июнь 9125
Место действия:
Деревушка в окрестностях Даекорна
Действующие лица:
Анемона, Феликс, Бору, Сайя

Краткое описание действия:
Анемона, прибыв в земли донгов морем из Валбеира, держит путь в Даекорн. Она торопится, дабы успеть попасть в столицу ко дню коронации Леондара Канто. Но непредвиденные обстоятельства задерживают ее едва ли не в самом конце путешествия, в небольшой деревне почти "в ногах" у огромного города: корчмарь "Гнедой", где Анемона остановилась на ночлег, узнав, что она маг, просит об услуге. Дело в том, что с некоторых пор темными ночами донгам видятся в сумраке, что сгущается округ, их мертвые предки и товарищи, да слышатся их заупокойные стоны. Как холодные руки к огню, усопшие тянутся к живым, постепенно окружая испуганных жителей кольцом.

Дело не обошлось без долгих уговоров, но вот девушка берется за сложную и опасную работу - она призвана обнаружить и, если получится, уничтожить источник напасти. Это будет первое в ее жизни подобное дело, и хотя Анемону очень страшит возможный печальный его итог, она все-таки не позволит себе оставить этих бедняг на произвол судьбы. К тому же, если все получится, в кошельке девушки прибавится несколько кренов. Но Бланд еще не знает, что вскоре ей предстоит столкнуться не только с мертвецами, но и вполне живыми и опасными конкурентами в борьбе за солидный куш, который предлагает староста за решение проблемы.

Свернутый текст

О, да. Тема мертвецов изъезжена уже вдоль и поперек. Однако, мы все-таки добавим еще каплю "отсебятины" :)

Отредактировано Анемона (2012-08-12 21:37:43)

+3

2

Мальчик казался сноровистым и расторопным и точно был на хорошем счету у хозяина таверны.Он довольно быстро исполнял заказы посетителей, умело нарезал мясо, ловко доставал из кадки соленья, шустро расставлял утварь и удивительно быстро разливал пенное пиво так, что над большими кружками поднималась белая шапка, но не сползала по глиняным стенкам и не падала шлепками на стол.
Но вот с Анемоной у него сразу не задалось. Сначала ложка выпала из рук, да прямо в тарелку с горячей похлебкой, забрызгав только что старательно оттертую столешницу. Затем металлическое блюдце укатилось под лавку, а после - в дрожащих и потных уже от волнения руках кувшин с вином вел себя попросту возмутительно: все время норовил выплеснуть красную терпкую жидкость на пол, на стол или же самому парнишке на штаны, но никак не в уготовленную для этого посудину. Мальчик постоянно извинялся и смущенно краснел, время от времени кидая робкий взгляд на хмурившуюся девушку.
Сжалившись над беднягой, Анемона прекратила наконец свои забавы, со словами "Сходи-ка принеси чистую тряпку" она приняла кувшин из рук мальца, собственноручно наполнив свою пиалу хваленым на всю округу напитком. Не успела она поднести кружку ко рту и сделать первый глоток, как среди тихих голосов небольшого числа посетителей вдруг раздался отчетливый и громкий шлепок, а через пару минут парнишка, так и не доставив ей тряпку, уже поскакал с подносом к другому столу.
"Перестаралась."
Анемона с тихим вздохом глянула на большое красное пятно, постепенно расплывавшееся по столу да впитывавшееся в дерево. И она уже хотела было заставить вино собраться в маленькие алые капли и перекочевать в иное место, скажем, на соседний, пока еще никем не занятый, столик, как перед ее взором, сокрыв от магических чар цветную лужицу, опустилась крупная мужская ладонь с той самой пресловутой тряпкой. Девушка подняла глаза: корчмарь.

- Ты уж прости его, - в голосе крупного мужчины в возрасте чувствовалось некое сожаление, видимо, он вовсе не привык извиняться из-за отсутствия качества, будь то продукты, обслуживание или же комнаты на втором этаже, - не знаю, что на него нашло. Прихворал, может. Отправлю спать пораньше.
Трактирщик с остервенением натирал столешницу плотным куском ткани до тех пор, пока та не заблестела - он любил чистоту, и его  "Гнедая" вовсе не зря пользуется спросом среди других немногочисленных таверн в стороне от Королевского Тракта.
- Да и вообще, - продолжил он, осторожно приподнимая тарелку и едва ли не с нежностью обтирая донышко, - мы нонче допоздна-то не работаем, так-то. Не те времена.
- Не те? - Анемона благодарно улыбнулась, наблюдая, как грубоватый на вид мужик с материнской заботой обращается с сосудами да мисками, словно бы те - его дети.
- Все-то вам, приезжим, надо пересказывать... Страшная напасть на нас обрушилась, девонька, - одолевают нас мертвые. Бродят окрест ночами, а когда и близ домов, даром что в двери еще не скребут. А что дальше будет ... Не веришь? - Корчмарь прищурился, глядя в глаза девушке. - Вижу, что не веришь. Оно, быть может, и к лучшему. Коль ты держишь путь в столицу, то советую тебе: ночуй тут, а уже поутру в дорогу. Смеркается скоро, не дело девице в такое время одной отходить от деревни даже недалече.
Девушка взволнованно сглотнула.
- Ну я, положим, за себя могу постоять, - стараясь держаться уверенно, молвила она, - как-никак маг! Так что мне ни разбойники, ни эти ваши мертвые не страшны!
Дабы доказать свои слова, она картинно отпустила свою кружку, а та так и осталась висеть в воздухе перед глазами изумленного трактирщика.
- О! - шумно выдохнул тот и неуверенно протянул вперед руку, чтобы коснуться чашки да проверить, не почудилось ли ему. Но пиала увильнула от его ладони и вернулась к своей временной "хозяйке" - улыбчивой молодой девушке с огоньком азарта в глазах.
- А не поможешь ли ты нам? - полушепотом начал корчмарь и склонился над столом, так что теперь между лицом его и девушки напротив было не больше локтя. - Раз ты маг, то тебе такие вещи, стало быть, очень даже по плечу. Староста в Даекорн человека отправил уже недели две как, да только ответа все нет, хотя пути-то ... два-три дня туда, да столько же обратно. Ну оно понятно: столица нынче и так бурлит, как котел, того и гляди, что скоро хлынет через край - столько народу туда стеклось по случаю коронации Его Величества, да будут долгими его лета. Но солдатни бы прислали на охрану, али из Ордена рыцаря какого. Но между нами говоря, - мужчина досадливо махнул рукой, - какой же рыцарь отправится в наше захолустье, когда ему самое время хвалы петь во славу королевскую. Так мы подспорья-то все ждем и ждем, понимаешь?
- Так ведь, - Анемона уже пожалела, что назвалась магом, - я несколько другого плана специалист. Одно дело - отбиваться, и совсем другое - упокоить навек. И тем более найти причину.
- Причину... - мрачно подтвердил владелец "Гнедой", - я вот как думаю: мертвые, вестимо, по ночам только являются да с холма, что за деревней. А ведь на том холме как раз погост местный. Вот ежели искать - так оттуда.
- Да ведь я с нежитью дел-то никогда не имела и даже не представляю с какого ... конца браться.
- Доченька, - мужчина с отцовской нежностью положил руку ей на плечо, - ведь мы только и ждем, что помощи. Посильной. Ежели решишь, что задача не по тебе, так наутро соберешься и уйдешь, никто дурного слова не скажет. Сегодня отдыхай, я сам тебе постелю - на втором этаже, направо, как подымешься - а назавтра и не обмолвлюсь, не надоем. Но ты пойми ... ведь они же все наши. Кому предки, кому братья, а кому и сыновья.
При последних словах трактирщик оглянулся на стойку, где уже скапливалась небольшая очередь - мертвые в округе или же нет, а в "Гнедой" всегда посетители. Корчмарь разогнулся, деланно покряхтев и схватившись за поясницу. Но Анемона не купилась на это - слишком явно читалась скорбь на лице мужчины, теперь уже развернувшегося и медленным, но твердым шагом направившегося к своему рабочему месту.

Девушка не на шутку задумалась. Опасное предприятие пугало ее до дрожи в коленках, но бросить обитателей гостеприимной деревушки и удрать утром поджав хвост, словно трусливая шавка, она не могла себе позволить.
Анемона наполнила вином еще одну кружку. Просто чтобы спалось крепче. В конце концов решение было принято: завтра она поговорит со старостой.

Отредактировано Анемона (2012-08-03 18:42:10)

+4

3

Массивная деревянная дверь дома старосты с шумом распахнулась, чем потревожила расположившуюся у крыльца компанию каких-то крохотных бурых птичек, увлеченно обсуждающих между собой новости пернатого мира. Время от времени (за «разговором») они своими миниатюрным клювами проверяли на предмет чего-нибудь съестного прорехи меж каменными глыбами, которыми была вымощена дорожка к дому. Недовольно чирикнув что-то на своем языке, пернатые дружно вспорхнули на находившуюся неподалеку от тропы живописную изгородь, выполненную в форме чудно переплетенных меж собой стеблей дикого плюща.

     Не проронив ни слова, Феликс в сопровождении сына старосты прошествовал до самой калитки, где его ожидал вороватой наружности местный мальчуган, согласившийся «покараулить коня за скромную плату».
     
     - Красивая лошадка у Вас, Господин, - заметил мальчуган, пересчитывая заработанные медяки.
     На что Феликс лишь грубо фыркнул что-то невразумительное и, пришпорив коня, пустился прочь из злополучной деревушки.

     Тропа, ведущая к кладбищу, неоправданно петляла, обходя судя по всему какие-то неведомые и невидимые препятствия, но ничего этого чародей не замечал, целиком и полностью поглощённый новостями, полученными в доме старосты. Чудесный план по спасению деревни от «безжалостной орды» немертвых трещал по швам, и мага это злило.

     Спустя несколько минут, когда деревушка уже практически полностью скрылась за небольшим зелёным холмом, взору донга предстала металлическая ограда кладбища, сквозь которую отчетливо видны были разнообразные каменные и деревянные фигуры, по большей части - плиты в форме ромба, выполняющие роли надгробий. Не дожидаясь пока кто-нибудь его заметит, маг резко натянул поводья и направил гнедого вправо от дороги, вниз по холму, прямиком в густой березняк, раскинувшийся у подножья. В назначенном месте его уже дожидался слуга. Тот тоже был верхом и только конь его был много темнее, чем у Феликса; он был облачен в монотонную чёрную мантию с надвинутым чуть ли не на нос капюшоном, так что ни лица, ни какого-либо иного кусочка тела незнакомца разглядеть было невозможно.

     - Ты уже видел её?! – наплевав на конспирацию, почти проорал чародей, поравнявшись с конным. Но вместо ответа из под тёмного капюшона донеслось полное негодования мычание. Впрочем, ответ Феликсу и не был особо нужен.
     - Я полмесяца выхаживал этих немощных мертвяков, - если вблизи деревни чародей еще старался держать себя в руках, то теперь распирающая его ярость требовала свободы. – Я двое суток проторчал в засаде, ожидая этого хлюпенького волшебничешку из ордена, которого направили с ними разобраться, только лишь для того, чтобы назваться его именем и не вызвать подозрений у этого старого пердуна – деревенского старосты.
     - И всё ради чего? – Понимая, что слуга ни в чем не виновен, Феликс продолжил уже спокойнее. – Чтобы какая-то фифа вперед меня спасла этих несчастных и прикарманила всю награду? – Определенно последний факт являлся самым раздражающим аспектом во всей этой истории, ведь именно ради «пары менов» всё и затевалось.

     - Уаауээрх! – что-то нечленораздельное вновь донеслось из под чёрного капюшона, завладев вниманием чародея.
     - Пердун сказал, что я опоздал, и он уже нашел какую-то девку, которая разберется с мертвяками. – Задумчиво ответил Феликс, то ли понимая речь «тёмного», то ли уловив суть фразы по интонации. Вдруг огонёк ярости, почти потухшей, в зелёных глазах некроманта разгорелся вновь: - Разберется с МОИМИ мертвяками!
Проскрипев зубами, Феликс пустил гнедого галопом, напрямик к воротам кладбища.

     -Идём, Бору, пообщаемся с леди.

Отредактировано Феликс (2012-08-05 20:06:34)

+4

4

Рысь стояла по брюхо в воде, окруженная лунными бликами, и блаженно щурилась. Уставшая кошка опустила морду, слабые речные волны приятно щекотали мокрый подбородок. Сайка кожей ощущала тихое течение и медленно дышала, будто растворяясь в прохладной реке. Вода словно проходила сквозь ее лапы, унося тяжелую усталость. Спустя пару минут природа взяла свое – юная рысь с облегчением фыркнула в усы и не спеша вышла на берег. Мокрая блестящая шерсть облепила пятнистые лапы, еще недавно горевшие огнем утомления.
     
     Сахраб самозабвенно грыз кору осины. Он тоже наслаждался передышкой, а выражение его глаз, скошенных в сторону Сайки, красноречиво говорило: «Совсем загнала бедного коня, сейчас копыта отбросит». И жеребец время от времени ворчливо фыркал, мотал мордой, а затем снова принимался за несчастное дерево. Ассайя тоже устала, но оборотни быстро восстанавливают силы. А вот с Сахрабом, обладающим хоть и лошадиным, но заурядным здоровьем, приходилось считаться. Она ведь и правда перестаралась – гнала коня быстрой рысью, пока тот не сбился с ритма. Уж очень торопилась выполнить свой первый заказ на новой территории. Тонкое колечко, полученное вместе с авансом, рысь быстро и профессионально доставила до адресата – скромной, болезненно-бледной девчушке-донгу. Сайка сначала подумала даже, что она немая. Но девушка, спрятав кольцо в кулачок, вдруг просияла и шепнула «Благодарю». «Похожа на призрак эльфа. Вот-вот растает», - думала Ася, покидая село на три дома, куда и надо было доставить странное послание. «Безделушка по сути, это кольцо бесценно для нее», - зачем-то сообщил Сайе заказчик, городской маг. Видимо, зарабатывал он неплохо – предложил за обычную курьерскую работу почти как за доставку разведданных в тыл неприятелю в условиях войны. Сайка не представляла, сколько будут стоить ее услуги, если вдруг война начнется, но иногда грезила о золотых горах,  которые непременно обрушатся на нее, когда кто-нибудь все же надумает повоевать.

     Мечтая об этом, Сайка подгоняла Сахраба, дабы преодолеть обратный путь в столицу – за основным платежом – как можно быстрее. Пришлось даже пробежаться рядом на своих четырех – конь начал уставать. Но стертые в кровь лапы и утомленная лошадь ничем не окупились – заказчика в назначенном месте не оказалось. Проторчав в переулке пару часов, рысь и лошадь покинули вечерний город – за его пределами они как раз присмотрели тоненькую речку, блестевшую между деревьями. Наловить рыбы и хорошенько выспаться – вот что казалось сейчас желаннее всяких денег.

     Сайка разлеглась на траве у передних копыт друга и блаженно вытянула мокрые лапы. Сахраб оставил осину в покое и теперь аккуратно выщипывал травинки вокруг отдыхающей рыси. Бархатное мурлыканье постепенно усыпило и его. Он так и задремал, с торчащими изо рта зелеными иголочками, склонив морду почти до самой земли.

     Ася проснулась с рассветом. Сахраб был явно не в настроении: светло-серой тенью угрюмо бродил вдоль реки. Конь сердито помахивал хвостом, отгоняя невидимых Сайе насекомых, и злобно прижимал уши. Наспех поджарив рыбу на костре, девушка без особого удовольствия позавтракала и стала собирать голодную и потому чрезвычайно нервную лошадь в дорогу. В обличии человека Ася обрела способность здраво рассуждать: вспомнила, что маг говорил о срочной работе в деревне, лежащей от столицы в трех днях пути. Потому-то и нанял рысь – передать кольцо нужно было как можно быстрее, а неотложные дела могли надолго задержать его. По словам мага, гонец прибыл уже с неделю назад, да вот занятые коронацией донги только сейчас очухались – вспомнили о просьбе деревенского старосты разобраться с… с чем – заказчик рассказывать не стал. И так болтлив до безобразия, усмехнулась тогда Сайка. Она не любила клиентов, не умеющих держать язык за зубами. А вот сейчас она бы многое отдала за возможность узнать больше о «срочной работе» мага.

     Сахраб сердито всхрапнул и мотнул головой, выдернув Сайку одновременно из размышлений и из седла. Повиснув на шее голодного животного, девушка виновато шепнула в лошадиное ухо: «Потерпи, Сахарок, через пару часов доедем до какого-нибудь постоялого дворика, и я накормлю тебя как на убой!» Сахраб недовольно фыркнул, но до ближайшей деревеньки шагал ровным бодрым шагом, энергично отбивая копытами привычным им обоим дорожный ритм.

     Ассайя Терская и ее верный конь с каждым часом приближались к деревне, где пропал маг. И к первому в жизни юной рыси настоящему приключению.

http://ipic.su/img/img5/fs/13660152.1344684210.jpg

Отредактировано Сайя (2012-08-11 14:33:55)

+4

5

- Это ужасно...
Анемона медленно обвела взглядом кладбище. Вытесанные из камня или сколоченные из дерева, ромбы, служившие надгробиями, больше не составляли стройных и ровных рядов: где покосились, а где и вовсе упали, вывороченные из земли неведомой силой. Холмики рыхлой, успевшей уже подсохнуть почвы красноречиво свидетельствовали о том, что мертвые, ведомые чужой волей, зажегшей в пустых темных глазницах обманчивый огонь жизни, выбрались из своих земляных узилищ. Нестерпимый дух разлагающихся тел висел в воздухе липким, невидимым, но ощущаемым даже самой кожей туманом, который не мог развеять тихий полуденный ветерок. От отвратительного запаха к горлу постоянно подкатывал едкий ком мерзости, которой обратился легкий завтрак.
Девушка достала носовой платок, а следом за ним - маленький пузырек с синей жидкостью. Как только на снежно-белую тряпицу упали пара капель и расползлись по ткани аккуратно вырезанными кружочками неба, Бланд закупорила флакончик и убрала его в карман, аккуратно приложив платок к лицу, вдыхая пряный аромат приготовленного накануне зелья. На ближайший час снадобье притупит ее обоняние, позволяя больше не отвлекаться на здешний смрад и давая простор острому аналитическому уму.

Проделав все это, девушка уже собралась подняться чуть выше, к вершине пологого холма, где заметила несколько плит чуть крупнее прочих, с некоторым намеком на монументальность, как вдруг, неосторожно ступив на создававшую видимость плотной - а на самом деле оказавшейся сыпучей и зыбкой - горку, ухнула вниз, одной ногой угодив в яму. "Да, детка!" - пронеслось в голове, когда нечто, в мыслях магички представ полуистлевшей костяной рукой, крепкими тисками сомкнулось вокруг ее лодыжки. В следующую же секунду видение, разогнанное высоким девичьим визгом, испарилось, а перепуганная Анемона выпрыгнула из западни словно кузнечик из густой травы, потревоженный крупным зверем.
- Твою ж мать! - негодовала чародейка, сидя на земле, шмыгая носом и держа руки на груди так, будто готовилась поймать норовившее вот-вот выскочить сердце. - Да какого хрена я вообще ввязалась во все это?

И действительно, почему бы не вернуться да не сказать, мол, задача не по плечу, и позорно не смыться в столицу? А там - снять комнату в таверне поприличнее, заказать ароматного мяса, тушеных овощей да слабого виноградного в пузатом графинчике ... для начала. А через пару-тройку дней жизни в Даекорне и вовсе забыть все теперешние перипетии. Не такой уж и плохой конец ее путешествия, к слову. Так почему же она не уходит, предоставив разбираться с нежданной напастью персонам куда более сведущим в изгнании нежити?
Наверное, потому, что она такая добрая, сердобольная девушка? А может, откровенно глупая, раз вообще подписалась на это все? Или же просто чрезмерно любопытная... И сейчас Анемона вдруг почувствовала одну примечательную вещь, которую она - при своей-то дурной привычке совать нос во все, что не укладывается в понятие "нормально", - просто не может оставить без должного внимания: магия. Все вокруг, буквально все: дерево и камень, земля и воздух, были пропитаны ею. Сложное, многосоставное и тщательно выстроенное заклинание было сплетено здесь с особой тщательностью, подобной той, с какой пауки выстраивают свои затейливые узоры из тончайших нитей. Бланд ощущала нутром его громаду настолько же хорошо, насколько ее филейная часть - холодную землю.

Девушка встала, отряхнулась, насколько могла приводя себя в порядок.
- Полмесяца назад, или чуть больше, - пробормотала она, прислушиваясь к ощущениям. - Ну что же, зацепка уже есть. Теперь вернусь в деревню, да поспрашиваю местных, авось, кто и видел что-нибудь "подозрительное".
Недавние помыслы о "бегстве", теплой чистой постели и вкусном ужине в столичном трактире уже оставили переменчивую натуру, и сейчас Анемона бодрым шагом направилась к украшенной причудливыми витками калитке, врезанной в металлическую ограду, оцеплявшую погост. Но, не успела она приблизиться и на несколько шагов, как заметила по ту сторону низенького заборчика двух всадников: один уже спешился, а второй, укутанный в черный балахон, все еще сидел в седле, сгорбившись и, видимо, рассматривая девушку из-под низко опущенного капюшона.
- Вы не здешние? - крикнула маг, - вам стоило бы продолжить путь, объехав это место стороной.
"Какого рожна этим двоим тут нужно?", - тем временем возникла мысль в голове, - "Не хватало еще, чтобы путались под ногами, когда я тут веду расследование!"
Бланд уже заблаговременно причислила себя к великим сыщикам - теперь она и не сомневалась, что рано или поздно докопается до правды.

Отредактировано Анемона (2012-08-11 18:08:03)

+2

6

- Эгей, госпожа Анемона, - приложив немало усилий, чтобы казаться приветливым, Феликс удосужился даже припомнить имя, которое слышал в доме старосты. Приветственно помахать рукой он тоже не забыл, после чего, оставив Бору в компании лошадей, некромант живо закинул на плечо походный рюкзачок «с самым необходимым» и направился к калитке.
     Мерзкий скрип её ржавых петель уже не вызывал у Феликса того отвращения, что в первые ночи пребывания в этой дыре. А вот магичку звук, кажется, заставил поморщиться, что очень порадовало уставшего некроманта.

     - Меня старик Венц прислал, милая госпожа, позвольте представиться,- поравнявшись с магичкой, Феликс манерно склонил голову, как смог изобразил он принятое в высшем свете приветствие, после чего, добродушно улыбнувшись, принялся внимательно осматривать на вид слегка озадаченную девчушку. Когда же пауза до неловкого затянулась, Феликс, будто вспомнив о какой-то важной детали, как-то сощурился на миг и, демонстративно схватившись свободной рукой (левая – мёртвой хваткой держала лямку, болтавшегося за спиной рюкзака) за голову, заулыбался еще шире, растянув лыбу чуть ли не до ушей. – Простите уж, милейшая госпожа. Вы так очаровательны, что, за любованием Вами, я совсем позабыл, что после слов «позвольте» и «представиться» мужчине полагается называть своё имя: Нейас Валер, в здешних местах по поручению «ордена», но всегда к Вашим услугам.

     Анемона эта и впрямь была «ничего»: весьма милая юная особа, но Феликсу всё равно хотелось её убить. Только спешить не стоило, все же она – маг.
     Девушка сдержанно поклонилась в ответ на приветствие. «Точно не из местных ведьмочек, те с манерами не дружат… Мантии нет и взгляд как-то молод», - заключил некромант, пропустив, видимо, за время раздумий, какой-то вопрос магички, потому что, вернувшись к реальности, обнаружил, что та зачем-то с интересом разглядывает то его самого, то Бору, скучающего в обществе Мрака и Луны - пары гнедых.
     - А, это мой слуга. Он посторожит лошадей, - Феликс вновь завладел вниманием чародейки, - Вы любите лошадей?
     - А давайте я расскажу вам лучше о себе! - Не дожидаясь ответа, он взял миловидную магичку под руку и повлёк за собой в направлении противоположном выходу с кладбища, сочиняя на ходу историю «о благородном маге и тьме тьмущей всяческих подвигов».

     Солнечный диск лениво висел в зените, будто и не планируя сегодня оттуда спускаться. От жары смрад, царивший над землёй деревенского погоста, лишь усиливался, что, кажется, не особо тревожило разгуливающую среди могил парочку.
     - Да – да! А потом стрела пробила мне колено, - завершая очередной рассказ, Феликс ткнул указательным пальцем в левую штанину, где-то на уровне коленной чашечки, затем поморщился демонстративно, припомнив несуществующую рану, - Вот здесь, ага.
     - А здесь осторожнее, - некромант благородно обратил внимание девушки на прямоугольную площадь рыхлого чернозема под ногами. – Вы, Анемона, наверное, и мертвяков не видали? Хотите посмотреть?

Отредактировано Феликс (2012-08-12 11:57:56)

+3

7

Солнце жарило нещадно, от зноя будто плавился воздух. По крайней мере, деревья вдоль дороги давно уже «плыли» в янтарных глазах Сайки. Девушка щурилась, пытаясь уцепиться взглядом за навостренные уши Сахраба, мерно отсчитывающего шаги. Дорога была пустынна – слишком поздно для поездок в город, слишком рано для возвращения назад. Над конем и его всадницей пылал полдень. Движения шагающей лошади усыпляли Сайю, солнце слепило глаза. Постепенно Ася задремала, чуть склонившись к лошадиной гриве и уронив руки на холку Сахраба.

Внезапно конь остановился. Вот уж действительно – «как вкопанный» – вокруг резко впечатанных в дорогу копыт пыль осела не сразу. Конь весь вытянулся, будто струна, раздул ноздри, навострил уши. Глаза выражали если не ужас, то крайнюю степень тревоги.

- В твоем подвохе есть вопрос? – недовольно буркнула Сайка, вновь оказавшаяся на шее своенравной лошади. Сахраб коротко и тревожно фыркнул, но продолжал изображать чучело коня – даже хвост его не шевелился. Ася привыкла доверять другу – послушно спрыгнула на землю и, сделав два мягких бесшумных шага, присела на корточки, упершись ладонями в горячую дорожную пыль. Шерсть на загривке рыси обязательно встала бы дыбом от острого, тошнотворного запаха, ворвавшегося в ее ноздри. По позвоночнику Сайки пробежал холодок. Она поспешно вскочила. «Назад, Сахарок, назад!» - девушка легонько толкнула лошадь рукой. Сахраб, склонив голову, попятился, послушно переставляя ноги. Буквально через десяток шагов конь немного успокоился, но продолжал нервно вскидывать голову, дергая повод. Ася и сама тщетно пыталась унять нервную дрожь – трупный запах был знаком и ей, и коню, но "аромат" кладбища, явно находившегося где-то неподалеку, не смог бы так сильно напугать рысь. Этот запах был необычным, будто давно зарытый труп пах чем-то ЖИВЫМ.

Сердце тревожно забилось, инстинкт настойчиво требовал немедленно обратиться в рысь и уносить лапы наперегонки с Сахрабом. Переборов животный страх, который в Сайке всегда просыпался на мгновение раньше здравого смысла, девушка уверенно шагнула вперед, твердой рукой потянув за собой лошадь. Конь прижал уши, но послушно ступал след в след за хозяйкой – он прекрасно знал: набравшись смелости, Сайка становилась непреклонной, ведь силы духа рыси было не занимать. Упрямиться бесполезно, и Сахрабу оставалось только нервно помахивать длинным хвостом, приподнимая в воздух дорожную пыль. Широко раздувая ноздри, рысь и ее лошадь в звенящей знойной тишине шаг за шагом продвигались все ближе к источнику жуткого запаха, готовые в любой момент сломя голову нестись в обратном направлении.

Спустя минуту острый взгляд Сайки нащупал чуть вдали от дороги, в лесу, строение непонятного назначения: то ли избушка охотника, то ли жилище одинокого донга. Позанудничать на тему, какой же недотепа построил его на пути к кладбищу, Сайке не довелось – удушливый зной с оглушительным грохотом сменился теплым летним ливнем. Коротко вскрикнув, девушка бросилась к единственному убежищу – покосившемуся заброшенному домику. Скользя копытами по вмиг размякшей дороге, чуть позади нее сдержанным галопом скакал Сахраб. В распахнутую дверь Сайка влетела мокрая насквозь, конь привычно пронесся мимо и, пригнув голову к самой земле, укрылся от дождя под деревянным навесом, хоть и ветхим, но пропускавшим лишь редкие капли. Захлопнув дверь, Сайка устало прислонилась к ней спиной. Снаружи яростно пробарабанил дождь, будто злясь, что внутрь его не пустили, и… тут же прекратился.

«Фуууух, - шумно вздохнула рысь, - Ну и ливень… Загнал меня в какой-то дряхлый домишко, сюда даже солнце не попадает, темно как в склепе… И сыро. И явно давно никто не живет. А значит, поесть нечего. Еще и мертвецами воняет...» Последние слова Сайка произнесла шепотом, запоздало осознавая свою главную ошибку: прежде чем вламываться в чужой, хоть и никому не нужный дом, стоило хотя бы убедиться, что он пуст. Что он по-настоящему пуст!

Намокший Сахраб, превратившийся из белого коня в темно-серого, умиротворенно пожевывал травинки. Его спину нагревало невозмутимое солнце. Медленно отворяющаяся дверь заброшенного дома услужливо впускала солнечные лучи внутрь. Неясные очертания на полу и на столе превращались в аккуратно разложенные тела донгов. И ни дождь, ни сырость старого дерева больше не перебивали стойкий, вязкий запах разлагающихся трупов.

Отредактировано Сайя (2012-09-16 23:10:09)

+5

8

- Уважаемый ... Нейас, правильно? - Анемона едва успела вклиниться в монолог болтливого мага. - Не сочтите за грубость, но я поспешу вас перебить, иначе попросту не успею запомнить все те вопросы, которыми вы меня уже успели засыпать, а значит и ответить толком - тоже.
Девушка сдержанно улыбнулась. Она вовсе не торопилась рассыпаться в любезностях перед новоявленным "коллегой" или же, наоборот, вести диалог резко и сухо настолько, чтобы напрочь отбить у возможного конкурента - а в последнем Анемона сомневалась с каждой минутой все меньше и меньше -  любое желание продолжать беседу. Вовсе нет, она старалась говорить достаточно мягко и вместе с тем уверенно, добиваясь впечатления, будто компания чародея ей приятна, но она все еще первая и чувствует себя хозяйкой положения:

- Вы не ошиблись, господин Валер, Анемона - это действительно я. Стало быть, и ваши комплименты, заготовленные, безусловно, заранее,  доставлены точно по адресу. Но, как и любой женщине, мне, конечно, приятно слышать столь лестные слова, - девушка кротко повела загорелыми плечами и запустила свободную руку в копну непослушных темных волос с явным намерением привести их в порядок, коль уж представился случай произвести впечатление на галантного кавалера.
- А лошадки ваши и правда просто прелесть. Необыкновенно красивы и просто пышут здоровьем. Тем сильнее бросается в глаза, насколько рачителен их хозяин... и исполнителен его приближенный. К слову, а ему не жарко? - Девушка бросила взгляд на слугу Нэйаса, который, будучи замотан в плотную мантию по самую макушку, все это время стоял неподвижно, словно истукан, держа в поводу двух холеных жеребцов. Проследив за безразличным взглядом мага, которым он окинул своего грума, девушка добавила, все еще не давая Нэйасу вновь перехватить инициативу:
- А я на перекладных добираюсь в столицу, знаете ли. Собственной лошади покамест нет. Да и не с руки было везти с собой какую бы то ни было животину из Валбеи...

- Честно признаться, - прервав неловкую паузу, продолжила она после того, как, поддерживаемая под руку своим спутником, аккуратно обогнула комель небольшого куста, вывороченного из земли, - я совсем не ожидала увидеть здесь мага из ордена. К тому же, старик Венц говорил, что посланника из столицы они ждут уже порядочный срок и давно потеряли надежду на ответ власть имущих. Могу лишь предполагать, как он принял вас. Наверное, не слишком тепло? Тем более после того, как мы с ним уговорились ... заключили сделку.
Анемона остановилась, принудив к тому же и своего "ухажера". Она мельком глянула на поле, по которому ползла тень, медленно приближаясь к погосту - то одинокая и потому весьма хмурая тучка закрыла собой солнце.
- Что мы ходим вокруг да около? - гладкий лоб девушки на мгновение пересекла морщинка; могло показаться, что тень скользнула и по ее лицу. - Вы ведь здесь вовсе не потому, чтобы показать мне этих самых "мертвяков"? Верно, господин орденский маг? Я, сказать откровенно, не имею достаточного опыта в ... хм ... "работе" с нежитью, но пока что не могу сказать обратного и о вас. Так уж на деле выходит, что подобная направленность - назовем это так - в утвержденном списке магических наук не значится, стало быть, любой маг может взяться за это дело, не так ли? В этом смысле мы с вами в равных правах. Но раз уж староста уже нанял для устранения этой проблемы меня, то это говорит о том, что помощи со стороны двора он ждать более не намеревался.
- Скажу прямо, без обиняков, - Анемона аккуратно высвободила свою руку из-под руки Нэйаса и затем уже сжав обе ладони в кулачки, деланно ткнула их в бока, - вы опоздали, господин Валер. Теперь это моя работа.

В этот самый момент, будто желая враз покончить с бессмысленным спектаклем, хлынул дождь. Да такой сильный, что мутной пеленой на какое-то время скрыл от взора магички ее собеседника, хотя тот находился всего лишь в метре от нее.
- Да что за... - Анемона быстро подняла худую руку вверх ладонью к небу, растопырив пальцы. Смешно цокнув языком, она с видом ребенка, легко проделавшего мудреный трюк и явно довольного собой, в одно мгновение построила заклинание, накрыв их с Нэйасом незримым куполом.
- Во! Так-то лучше будет! - Воскликнула девушка. Задрав голову, она с легкой улыбкой наблюдала, как разбиваются о невидимую преграду капли, как стекают, собираясь в сотни тонюсеньких ручейков, обволакивая их двоих сотканной из самой воды сетью. Ливень шумел где-то совсем рядом. Шумел, но не касался двух донгов, мужчину и женщину, стоявших под переливающимся сводом.

Отредактировано Анемона (2012-09-24 07:29:07)

+3

9

«…хлынул дождь. Да такой сильный, что мутной пеленой на какое-то время скрыл от взора магички её собеседника»

     Ни чрезмерная самоуверенность, коим штампом уже отметил Феликс свою собеседницу, ни проглядывающаяся в манере вести диалог сметливость, но нечто иное, что, сама того не ведая, юная волшебница принесла с собой, заставило встрепенуться сердце «тёмного».

     Пренебрегая потоком вопросов, риторических и не очень, срывавшихся с уст чародейки подобно боевым заклинаниям, неприметным движением Лженейас снял с портупеи одну из трех волшебных палочек, ту, что на наплечном ремне неизменно покоилась выше остальных.
     - Валбеир, - неосознанно повторил некромант, и в тот же миг дождь отступил: это барьер магички подобно острому ножу вырезал лоскут из ливневого полотна, предоставляя спутникам клочок безводного пространства. Феликс всё еще пребывал в необычной для себя нерешительности, наблюдая за тем как светло и искренне эта юная волшебница радуется сотворенному заклинанию.
     - Знаешь, Анемона, а я ведь из Валбеира тоже, - отведя руку за спину, так, чтобы палочки не было видно, волшебник, как мог улыбаясь, окликнул новую знакомую. – Раньше маги как следует «прививали» своим подопечным уважение к ордену.

     Словно подражая недавнему жесту магички, Феликс закинул голову назад. По праву восхитительное зрелище открылось его взору: с огромной скоростью летящие навстречу дождевые капли как ни старались не могли преодолеть невидимую преграду, разрываясь на множество мелких брызг почти у самого носа некроманта, который и сам сейчас выглядел мрачнее тучи.
     -Проваливай, - маг уже не пытался скрывать своего недовольства, одарив спутницу суровым взглядом. - Для тебя здесь нет работы, девочка.
     В тот же момент ливень стих.

Отредактировано Феликс (2012-09-27 12:49:40)

+3

10

От тошнотворного, сладковатого, давящего запаха Сайку мутило. Трупная вонь перебивала все остальные «ароматы» помещения, и чтобы хоть немного распутать нити запахов, Асе пришлось принять звериную форму. В нос рыси тут же метнулись потоки информации. Припав к полу, кошка чуть ли не на брюхе подбиралась к освещенному столу, на котором, будто на алтаре, распростерлось тело ее заказчика. Донг явно умер в муках, наверное, даже в бою – от него прямо-таки несло чародейством. Рысь плохо ощущала магию, а потому сразу прикинула, что магический всплеск был довольно сильным. Тело донга почернело вместе с одеждой – рукава буквально сплавились, облепив руки. Вернее, руку. Подобравшись ближе, Сайка увидела, что со стола свисают две нижние и всего одна верхняя конечность. Рука была будто откушена чуть ниже локтя.

Мягко запрыгнув на стол и упершись массивными лапами в обожженную грудь донга, рысь придирчиво обнюхала его лицо и шею. Он пах как обычный, среднестатистический труп, правда, хорошенько поджаренный. «Наверное, забрел в жилище старой одинокой ведьмы, та его и припекла…», - пришла на ум Сайке явно бредовая мысль. Ведь помещение выглядело на сто процентов нежилым. Но мозг рыси с каждой минутой потихоньку утрачивал способность рассуждать здраво. На лице мертвого мага застыло выражение ярости и изумления – видимо, он не ожидал дерзкого нападения на высокопоставленного городского чародея, и пылал праведным гневом. Правда, в итоге оказался спален огнем совсем другой природы.

Кошка раз за разом придирчиво принюхивалась к магу, особенное внимания уделяя пострадавшей руке. Скорее всего, она была отрезана (или откушена?) уже после смерти чародея – на полу не было пятна запекшейся крови, а сама «рана» была донельзя обуглена. Совершенно не испытывая никакого уважения к усопшему, Сайка деловито понадкусывала все его карманы один за другим. Вернее, те места, где эти карманы должны были быть. Но ко вкусу жженой одежды и плоти привкус денег, к сожалению, не примешался. Должно быть, чародей не носил ценности в карманах. А дорожной сумки рядом не было. Чуть задумавшись, рысь с силой толкнула тело лапой – этот труп все еще должен был ей денег, а потому – к черту учтивость! Но и под донгом ничего не оказалось. Девушка-оборотень сердито зарычала. Ее постепенно наполняла злоба – не на донга, а на того, кто посмел убить его раньше, чем маг расплатился по счетам.

Закончив с обследованием чародея, кошка спрыгнула на пол, приземлившись точно рядом со вторым телом. Вернее, с его кусками. Сложенные в аккуратный холмик части тела, принадлежащие скорее эльфу, чем донгу, были будто специально перемешаны с обугленными щепками. Оторванная от тела голова с тонким, благородным носом, взирала выжженными глазницами на зияющую прямо в стене дыру. Рысь изумленно смотрела сквозь нее будто в другой мир – зеленую опушку леса, по которой брела белая лошадь. Дорвавшийся до еды Сахраб уже, видимо, наелся от пуза, и теперь лениво стриг зубами самые сочные травинки. Мотнув головой, Сайка в два прыжка пересекла наполненную смертью комнату и вновь оказалась у входа – порядочные рыси выходят через дверь.

Через минуту кошка неслась прочь от места преступления. Сахраб следовал за ней, правда, на большом расстоянии. Во-первых, от рыси воняло трупами. Во-вторых, он немного побаивался Сайку такой – голодной, сердитой, растерявшей почти все остатки человеческого разума. Оборотня, вышедшего на охоту.

Отредактировано Сайя (2012-11-19 20:03:34)

+4


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » Рассвет подлецов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC