Уважаемые игроки и гости форума. Наш форум закрылся по некоторым причинам. О подробностях можно узнать здесь. Заинтересованные элонцы еще могут доиграть свои эпизоды, следует только сообщить Гвен. Амс советует никому не теряться, писать хотя бы из желания пообщаться - всех примем и расцелуем <3
Наши друзья:
Рекламный Дом RPG Реклама текстовых ролевых игр NOX. Marauders era. А ты хочешь стать легендой? White PR COLOR FORUM
F.E.A.R cityПлач Богов: Император, игра в жанре эпического темного технофэнтези

Сайрон: Осколки всевластия
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Помилуйте… разве я позволил бы себе налить даме водки?


Помилуйте… разве я позволил бы себе налить даме водки?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: ранняя осень 9124 г.
Место действия: крохотная деревушка в одну улочку где-то в Даэлоене, где революционеры собрали сходку.
Действующие лица: Сирена, Нериз Соло
Краткое описание действия:
Осень, заброшенная деревня и скука плохо действуют на таких натур, как Нериз. Бездействие вынудит их сделать что угодно, даже сыграть с ведьмой на солидный куш. Ведь не нашлось бы такой мамаши, которая отговорила бы Наемника перекинуться в картишки или кости, особенно, когда кажется, что выигрыш так маняще доступен.

Кроме Сирены в домике никого нет, и Наемник пытается уговорить ее сыграть партию в дурня.

Отредактировано Нериз Соло (2012-08-22 01:11:22)

+2

2

Тогдашнюю осень Наемник с утреца пораньше окрестил серой, пустой и до зевоты скучной: не с той ноги мужик встал, не иначе. «Какого мора сидим в этой деревне уже второй день-то? Э, да какая тут деревня – хутор, гнилое место…» Сплошь обомшелые дома с осевшими крышами, с топившимися «по-черному» печами, с выводками каких-то недокормленных, злобных детей Нериза не приводили в восторг, Соло даже из дома не соглашался выходить (ежели только "по делу"), просиживая часами за трухлявым столом у грязного, загаженного мухами окошка в хате, которую им занял Сет. У эльфа, которого Наемник охранял, были в деревне какие-то подвязки, вот и позвал он сюда свой ближайший круг. Сам, правда, ни о чем серьезном не говорил, все больше пропадал по соседним хуторкам и ни разу не взял Нериза с собой, что немного огорошило телохранителя. «Видать, в защите не нуждается, - злобно рокотал иногда Наемник, когда оставался в одиночестве и вспоминал про отлучки Сальватора, - цаца заговорщицкая, олух бессмертный, мор бы его побрал». Собственнические чувства, которые Соло испытывал по отношению к своему «подопечному», в такие моменты пересиливали все другие.
За стенами хаты был холодный полдень. Небо оставалось пасмурно серым все утро, но вот к обеду немного развиднело, солнце растопило мерзлую грязь на единственной проходящей через деревню дороге; листья, оранжевые, бордовые, сыпавшиеся с яблонь и берез в темное месиво луж, укрывали дворы, крыши, лавки словно лоскутное одеяло. В воздухе висело ощущение предстоящего нудного дождика, но ни капли влаги небеса на землю пока не исторгли.
В хате Наемник был один, не считая хозяйки дома, суетящейся у печки, от которой многообещающе несло свежим хлебом, и не считая этой итессовской девки, Сирены. На подручную Тондра Нериз никогда не обращал особого внимания: баба выглядит как ребенок, не за что ущипнуть даже. «Неужто это про нее Тондр рассказывал, что ей за четыре сотни перевалило?» - хмыкнул Наемник, когда увидел ее в деревне, ничего другого припомнить о девуле не смог. Да и не заметил бы он ее вовсе в тот день, кабы не дикая скука.

Наемник давил уже седьмую муху, ленивую, жирную, выползшую откуда-то из щели в оконной раме, когда хозяйка хаты, пугливая баба в теле («Ох, научил бы ее кой-чему, был бы один тут, да кабы не муж…»), хлопнув дверями, выскочила на улицу. Ей отнюдь не по душе было наличие в доме угрюмого надутого мужика, а еще больше ей не по душе было, что заговорщики, все на разный лад одетые, на разный манер говорившие, собирались в ее доме уже второй вечер и при свете лучины обсуждали какие-то свои темные дела. Муж, правда, пригрозил отрезать ей язык, ежели она чего сболтнет соседкам, только в хате хозяйка дольше положенного по своей воле не задерживалась.
Как только ее силуэт мелькнул за окном, Нериз принюхался и подошел к печи, едва ли не засунув голову внутрь, пальцем проверил, хорошо ли пропекся ли слегка подрумянившийся хлеб.
- Ох, шельма, нескоро еще будет, - пробормотал Наемник, направляясь к своему месту у окна, но вдруг остановился посреди хаты и уставился на Сирену.
- Эй, девица-красавица, - гулливым тоном завел беседу Нериз, широко ухмыляясь, - что, со скуки помирать будем тут?
Наемник, поискав хорошенько по карманам старых потертых штанов, извлек на свет потрепанную колоду карт и отошел-таки к столу, сел на стул.
- Может, сыграем, ведьма? Время, оно нескоро идет.

+3

3

Осень не радовала Сирену никогда. Не радовала, скорей всего, идущими в след за слякотью продолжительными морозами и снегом… А еще необходимостью носить тяжелую, неудобную одежду, невозможность добыть нужные ингредиенты и прочими мелочами.
А именно эта осень не радовала в особенности. Вторая осень в сознательной жизни после пробуждения выдалась суетливой и какой-то скомканной. Постоянные головные боли и дурацкие сны доводили Сирену до белого каления, от чего тихая ведьма становилась не в меру раздражительной.
Вот именно в таком настроении ей пришлось сидеть в захолустной деревеньке, по большей части за ничего-не-деланьем. Злилась Сирена из-за пустой траты времени, которое можно было использовать куда более продуктивно. Не нравились ей еще и  тесные условия, в которых находились революционеры. Девушка предпочитала проводить время либо в одиночестве, либо  стороне от остальных, копошащихся как крысы. Сейчас же приходилось делить халупу не только с хозяевами, но и еще с несколькими «коллегами».
Сирена отвернулась от окна, за которым складывался тоскливый пейзаж, глянула на суетливую хозяйку, у которой тут же все из рук посыпалось. Может взгляд тяжелый, а может и руки кривые, как сейчас узнаешь? Заметив ее взгляд хозяйка практически сразу рванула из дома, оставив все прямо на печи. Кроме нее в доме находился еще телохранитель Сета, на которого ведьма мало обращала внимания. Здоровяк с железкой, ничего особенного, таких вон много вокруг. Хотя нет, наверное чем-то выделился, раз Сет телохранителем взял, приблизил к себе, так сказать.
Было скучно, Сирена положила голову на согнутые колени, не смотря на фырканье хозяйки девушка по привычке забралась на скамейку с ногами. Наблюдала она за Наемником, который уже во всю шуршал у котелков. Почему-то это вызвало смех у Сирены, хотя она сама не понимала откуда взялось веселье. Наемник тоже неожиданно заметил ее и противненько заулыбался, от чего захотелось влепить ему проклятие, чтоб вся рожа струпьями пошла. Сирена фыркнула и отвернулась, но уперевшись взглядом в серую бытность за окном, тут же передумала. Какое-никакое, а развлечение.
Ведьма легко спрыгнула с лавки и села напротив Наемника.
- Сыграем коль не боишься,- тихо ответила она, зябко потирая ладонями друг о друга.

+3

4

- А ты не промах, - ухмыльнулся еще шире Наемник, довольно фыркнув. Вальяжно откинувшись на спинку стула, он швырнул карты на стол. – Что, ведьма, хоть умеешь картишки раскинуть… в дурня, что ли? Али тебя совсем ничему не научил твой Тондр? – Соло хмыкнул, подумывая, какую бы еще соленую шутку отпустить по этому поводу, но взгляда в посерьезневшие глаза ведьмы было достаточно, чтоб остудить его веселость. – Ну, что хмуришься, чародейка… Молчишь – умеешь, значит, чего тут долго рассусоливать тогда.
Наемник насупился и сгреб игральные карты. Карты были старые, изрядно вытертые, с оборванными уголками, явно взятые из разных колод (некоторые из продолговатых прямоугольников, судя по росписи и лихо закручивающимся хвостикам мастей, были в пользовании у цыган) - Соло их собирал с мира по нитке: там обдурил неудачливого картежника да, запамятовавши, унес в рукаве пару-тройку валетов, там обменял особо приглянувшуюся карту на другую безделицу, а когда и приходилось вытрясать остатки колоды из карманов трупов, когда-то, при жизни-то, угрожавших снести его буйну головушку. Такое вот собирание карт, пожалуй, стало еще одной страстью Наемника; выгодной страстью, надобно сказать, ведь с помощью своей старой колоды Нериз не раз умножал количество бренчащих в его карманах серебряников и медяков. Вот и сейчас он понадеялся обыграть ведьму на что-нибудь - на желание, в конце концов, если не на деньги («У нее-то ничего за пазухой и не будет, кроме зёлок с пустырей да могилок, а оно мне надо? Лучше пусть…») А вот что можно попросить у ведьмы, Наемник никак не мог придумать.
- На что играть будем, ведьма? – перед тем, как раздать карты, почесал затылок Соло. – Деньжата-то у тебя при себе? Или, - Наемник гоготнул, - на раздевание сыграем? А, да что с тебя взять… Может – на желания? Я выиграл – ты мою волю исполняешь, ты победила – я ради тебя хоть в лепешку разобьюсь. Пойдет, ведьмарка, а, что скажешь?
Наемник раздал карты и, спрятавшись за своими, как за веером, повторил:
- Ну, что скажешь?

+3

5

Сирена только хмыкнула на усмешку Наемника, чуть склонив голову на бок, наблюдала как Нериз развалился на стуле. Отвечать она ему не считала нужным, раз села играть – значит умеет, для чего же воздух попусту сотрясать? Сама же Сирена, в отличии от Соло, больше вжалась в стул, словно стараясь сделаться еще меньше. Одну ногу подсунула под себя, вторую согнула в колене, уперлась на нее руками и положила подбородок. Молчанию  удивляться не стоило, говорила ведьма редко и словно нехотя, зато постоянно, не отрывая глаз, наблюдала за кем-то. Как сейчас, например, за Наемником. Смотрела, не отрываясь, фиксируя каждое движение мужчины, о чем она в этот момент думала сложно было догадаться. Возможно, грустный взгляд по-детски больших голубых глаз мог смутить или напугать, но это мало интересовало ведьму.
Карты зашелестели над столом и вызвали живейший интерес Сирены. Девушка подскочила на месте и сгребла свою стопочку. Карты были замусоленные, потрепанные и удивительные, разнообразные по своей фактуре и виду. Сирена осторожно вытянула одну карту и медленно провела перед носом, втягивая хищно раздувшимися ноздрями привычный аромат смерти. На другой были заметны маленькие бурые пятнышки, и каждая карта о чем-то говорила, шептала свою историю.
Словно опомнившись, Сирена хлопнула несколько раз ресницами и встряхнула головой, прогоняя остатки наваждения и голоса из головы.
- На раздевание? А  тебя есть что мне показать?- неожиданно широко улыбнулась ведьма, подняла карты, бросила короткий взгляд и опять сложила стопочкой на столе.- За деньги многое не купишь, а вот желание, особенно если в лепешку расшибешься, уже интереснее. Не боишься с ведьмой на желание играть?
Взгляд ее в миг посерьезнел, улыбка испарилась из глаз, оставив где-то в глубине не добрый огонек. Напугать Нериза у нее цели не было, Сирена задумалась над тем, что может спросить с нее Наемник. Девушка подозревала, что ничего оригинального он все равно не придумает, попросит какой-нибудь амулетик или покукареть на столе. А что же может захотеть ведьма от Наемника? Это уже интереснее… От пришедшей в голову мысли на лице ее расплылась улыбка, на удивление по-человечески добрая. Сирена поставила локти на стол и подперла ладонями голову, пристально глядя на мужчину.

Отредактировано Сирена (2012-08-14 15:19:08)

+3

6

- Три сотни баб тебе подтвердят, что есть что, - гоготнул Наемник, приподняв бровь, и заглянул в свои карты, щурясь в сероватом свете, сочащемся из-за грязного окна. – А, может, и тебе кое-что перепадет.
Наемник подался вперед, подмигнул ведьме и вернулся в исходную позицию.
«Ухмыляешься, чародейка, - довольно протянул в мыслях Соло, предвкушая выигрыш, - ну так ухмыляйся. Посмотрим, чья возьмет».
- Я на медведя с ножиком ходить не боюсь, милка моя, с чего бы мне тебя стеречься? Проигрывать, правда, не научен, да и не думаю, чтоб пришлось мне сегодня ни с чем от тебя уходить. Опыта-то у меня побольше будет, девица-красавица. Карты мои нравятся-то? – Соло, изучая лицо ведьмы, пытался понять, какую комбинацию она заимела.
- Тебя Итесс Сиреной называл, так? – добавил Наемник в попытке рассеять внимательность девушки разговором. – Я Нериз, если придется вдруг тесно общаться.
Соло вновь хохотнул и углубился в игру.

Колода карт у края стола растаяла, и партия подошла к концу – а Наемник, вооружившись целым комплектом мелких шестерок и семерок, нервно обмозговывал ситуацию. Козырей за всю игру ему даже близко видеть («Твои делишки, ведьмарка?») не пришлось, да крупные карты в руки не шли. У Сирены в руках оставались от силы два-три бумажных клочка, наверняка, козырные.
Все его похвальбы оказались напрасны.
Вытирая внезапно вспотевший лоб, Наемник вдруг задумался: а какую цену («Твою ж мать, Наемник! В лепешку пообещал ей расшибиться») может спросить с него итессова ведьма? На ум пришла донговская сказка, в которой старая чародейка – сгорбленная лысая старуха, почти заросшая мхом от древности, – в обмен на проигранное желание попросила доброго молодца, который ей весьма досадил как-то осенним утрецом, вырезать сердце матери и принести ей. История, впрочем, ни на грош не похожа на то, что творилось тем утром в хатке на хуторе, но сама затея – может и занятной показаться.
Дамочка была спокойна, играла, словно не задумываясь о следующих ходах, и даже улыбалась какой-то по-детски доброй улыбкой; Нериз нервно передернулся, взглянув на нее: впервые он терял самообладание перед какой-то бабенкой – и слегка обозлился на чародейку.
- В каком трактире-то поднатаскали так играть, ведьмарка? – процедил Наемник, попытавшись сглотнуть сухой комок, застрявший в горле. – Ты б предупредила, что так здорово резать умеешь, - уголки его рта дрогнули в ухмылке. – Видишь сама, как уделала меня. Может, еще партейку? Или две?

+3

7

Скука испарилась на столько быстро, что Сирена немножко удивилась. Непривычно ей было с кем-то, кроме Итесса, вот так вот сидеть за столом, перекидываться шуточками да картишками. На миг ведьма задумалась, ведь в самом деле, ни разу после пробуждения карт в руки не брала, а тем не менее знает каждую масть, знает когда надо скинуть, а когда придержать карты. И ситуация даже сама по себе знакомая, особенно когда Наемник на желания предложил играть.
- Как будто все это уже было,- думала Сирена, перекладывая карты.- Было уже когда-то и желание, и проигрыш, и проигрыш, и испуг на лице юноши, сгорбленная фигура на фоне осеннего пейзажа. Что же тогда у него попросила? Сердце? Ну вот, опять голова разболелась…
Все возможно… Поначалу Сирена тоже думала спросить с Нериза услуга, уж очень нужен был ей глаз оборотня для ритуала, но потом резко передумала.
- Сиреной называл, все верно. И, что ты – Нериз Соло, тоже знаю. Не злись на меня, сам понимаешь, это бесполезно, раз сел играть и пообещал разбиться в лепешку, то будь добр расшибись,- проговорила Сирена, кроя последнюю карту своим козырем.- Не кипятись, сейчас вон пар из ушей повалит!
Девушка поджала обе коленки под себя, оперлась локотками на стол и  подалась вперед на Нериза.
- Шанс отыграться я тебе еще дам,- пообещала ведьма.- А сейчас я изложу свое желание. Начну из далека, чтобы ты понял как это важно и на сколько серьезно, для меня по крайней мере… Я знаю, Итесс любит поговорить обо мне, единственное, что он никогда не говорил – откуда я взялась. Собственно не интересно это никому, кроме меня самой…
Сирена на миг замерла, прислушиваясь к звуку хлопнувшей двери, в сенях началась невнятная возьня, потом опять хлопнула дверь и все затихло. Сирена еще несколько секунд сидела молча, слушая стрекот сверчка за печкой.
- Видишь ли, Тондр обнаружил меня в королевской тюрьме. Интересно? Мне тоже. Сколько я там проспала толком ответить никто не может, но не меньше нескольких сотен лет. Так же никто не может назвать ни моего настоящего имени, ни кем я была. Сама я этого ничего не помню. Да, абсолютно ничего. Моя жизнь началась с того, что Итесс разбудил меня. А сейчас я хочу проникнуть в тюрьму и вытрясти всю возможную информацию о своем происхождении. И ты мне в этом поможешь! Поклянись, что поможешь мне пробраться в королевскую тюрьму. Что поможешь мне оттуда выбраться, что будешь защищать меня ценой своей жизни, сам пообещал ради меня хоть в лепешку расшибиться,- еще раз напомнила ведьма, пристально глядя на Нериза.

+2

8

"Запросы у тебя, девуля, однако... - зло процедил про себя Наемник, едва не хватаясь за голову. - Нет, чтоб ляжку оленя попросила, да хоть бы за дерьмом орла послала... достал бы, так нет, мор ее раздери". Нериз недоумевал: спасли кралю из казематов - ну и радуйся, ведьма; а что память потеряла, то, может, и к великому счастью (персонально Наемник был бы рад, если б кой-какая баба в кой-какой таверне навечно, мор ее раздери, забыла о существовании эльфа). Так нет же, эта попрется туда, где быть не положено, да еще и его в это дельце впутает, да еще и вправду, ненароком, придется в лепешку расшибиться. Другое дело, что и у Нериза у Соло были свои планы насчет королевской темницы, и их бы чем быстрей, тем лучше... ("Но ведьмарку бы туда не впутывать никаким боком, если только подспорьем не будет... А ведь дурак ты, Наемник, она ж там точно бы не помешала")
Нериз отвернулся к окну и сбросил на стол свои неразыгранные шестерки, с деланым безразличием задумавшись о желании Сирены. В сенях кто-то пошорхал, двигая с места на место пустые и полные деревянные кадки, и затих; из печки начало потягивать гарью, и Наемник тихонько обругал пугливую пухлую хозяйку, но, скорее, по привычке: неспешно обугливающиеся хлебцы больше ему не были интересны. И, впрямь, куда тут о жратве думать, когда - вон, ухмыляется, злодейка, - ты только что проиграл ведьме свою добрую волю.
Свет, сочащийся из окна, слегка загустел и побледнел; мутное осеннее утро скатилось в неяркий послеполуденный час, когда во всех хлевах на хуторе раздается мычание и дробный перестук капель молока по донцу ведер. Хозяйка испуганной мышью метнулась в хату и, будто соревнуясь в скорости с кем-то, вынула из-за заслонки с дюжину румяных хлебов. Все сжимая в руке кочергу, баба пролепетала про угощение дорогим гостям и вылетела в сени. Наемник зевнул и нехотя повернулся к Сирене.
- Твоя воля, ведьма, коли хочешь узнать, кем была. Я желание тебе проиграл, значит, подсоблю, чем смогу.
Наемник кивнул головой, удерживая в мыслях: "Верно, и я тебе сгожусь, и ты мне кой в чем сгодишься. Коли полезем мы с тобой в этот гадюшник, без сестры не вернусь, милка моя".
- Уже знаешь, девица-красавица, когда собралась к королю за пазуху лезть?
Нериз хмыкнул и стал собирать карты в колоду, нервически их перемешивая между собой.

Отредактировано Нериз Соло (2012-09-03 12:15:17)

+1

9

Сирена сложила руки на столе и положила на них голову, наблюдая за реакцией Наемника с непонятной улыбкой на лице. Отреагировал он на удивление спокойно, словно платные экскурсии в тюрьму устраивал. С деланным безразличием кинул карты на стол и задумался, глядя в мутное окошко. Что именно он там видел, интересно не было, ее больше интересовало, что сейчас происходит в его голове. Отпираться не стал изначально, что означает либо действительно на столько честолюбив, либо имеет к делу личный интерес, Сирена больше склонялась ко второму. Что именно ОН сам там собирается сделать ее мало волновало, главное чтоб выполнил условия ее контракта. Ведьма уже всерьез подумывала взять с него клятву на крови.
В хату шмыгнула хозяйка, пошуровала у плиты, Сирена провожала все ее движения неотрывным взглядом, словно завороженная. Когда женщина вышла из хаты, ведьма встрепенулась и посмотрела на Наемника так, словно впервые его увидела.
- Поверь, ты узнаешь первым когда я собираюсь туда лезть, для начала нужно еще одно дельце обставить. Так что время передохнуть и подготовиться у тебя еще будет, но имей в виду… если надумаешь меня обмануть и сбежать…- Сирена на миг задумалась, рассматривая потолок,- пожалеешь.
Сказано было без угрозы, спокойно и даже миролюбиво, как констатация факта.

Отредактировано Сирена (2012-10-09 07:04:49)

+1

10

- Ты, ведьмарка, не затягивай с этим делом-то, - глумливо пробормотал Наемник в ответ на миролюбивое предложение Сирены. "Ишь ты, чего хочешь: тузиком мне за ней бегай, а кусать, паскуда, не смей".
- Может, я сдохнуть успею до того, как ты в казематы королевские соберешься. Тогда уж ты жалеть будешь, что раньше молодца хорошего не поднапрягла. Ты только не думай, что продам тебя или еще что, - Соло прищурился, хмыкнул, постучал пальцами по крышке стола. - Я только по поводу людей продаю, а за тебя хоть и награда назначена, а я думаю, что ни шиша от королька нашего мне не дадут. Повесят, как пить дать, рядом с тобой на столбе, ведьмарка. Мне это на кой черт нужно? Так что считай, что до поры до времени я тебе как брат.
Наемник отложил в сторону колоду вытертых карт, кося глазом на верхнюю: полуисчезнувшая от ветхости бумаги рисованная девушка на ней крайне волнительно демонстрировала всему свету те свои прелести, что еще остались в сохранности. Соло созерцал карту с минуту и думал, положительно, вовсе не о ней.
- Короче, пришлешь с почтовым голубем мне волю свою, когда решишься, ведьма, а я отлить.
Издевательски улыбаясь, Наемник поднялся со стула, поклонился Сирене и вышел во двор, где утренний серый туман начал слегоньца рассеиваться, а солнце - играть в лужах.

+3


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Помилуйте… разве я позволил бы себе налить даме водки?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC