Уважаемые игроки и гости форума. Наш форум закрылся по некоторым причинам. О подробностях можно узнать здесь. Заинтересованные элонцы еще могут доиграть свои эпизоды, следует только сообщить Гвен. Амс советует никому не теряться, писать хотя бы из желания пообщаться - всех примем и расцелуем <3
Наши друзья:
Рекламный Дом RPG Реклама текстовых ролевых игр NOX. Marauders era. А ты хочешь стать легендой? White PR COLOR FORUM
F.E.A.R cityПлач Богов: Император, игра в жанре эпического темного технофэнтези

Сайрон: Осколки всевластия
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » А что раньше, изобрели колесо или научились ставить палки в колеса? ©


А что раньше, изобрели колесо или научились ставить палки в колеса? ©

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 15 июня 9125 года.
Место действия: дорога к Даекорну
Действующие лица: Альберт, Марек, Имирин
Краткое описание действия:
До коронации Леондара Канто остается меньше недели. В столицу стягиваются жители королевства, чтобы своими глазами увидеть это событие. Кто-то идет пешком, кто-то едет на лошади, кто-то предпочитает добраться до места с торговым караваном: несмотря на усиленные патрули на дорогах последнее время очень неспокойно.

Отредактировано Марек (2012-11-02 19:06:57)

0

2

Мир изменился. Хотя это было ожидаемо и правильно, он не может оставаться постоянным, иначе он станет мертвым. А этот мир был живым, он дышал и пел свою песню шумом листвы, светом звезд, лучами солнца и журчанием воды. И это было прекрасно, удивительно красиво. Она скользила по заселенным землям легкой туманной дымкой, наблюдая за жителями. Осторожно и незаметно Она следовала за богатыми торговыми караванами и за одинокими путниками в пыльной одежде, покидая их легко и без сожаления. У нее не было какой-то конкретной цели, куда идти, Она просто следовала по своей дороге. Однажды Она поймет, что пришла пора вернуться обратно в своей лес… но пока этого не произошло, единорог легко ступал по земле, которая слишком давно не видела мягкого света его силы.
Решение проделать с донгами часть пути пришло само собой. Увидеть их немного поближе, пройти рядом, было в этом что-то волнительное и притягательное. Конечно, для этого требовалось сменить облик, что Она и сделала. Первые несколько шагов были неуверенными, все же перемещаться на двух ногах было для нее непривычно, но это умение вспомнилось довольно быстро. Еще надо было не забыть об одежде, но тут все было просто для волшебного создания, магия соткала и простое платье из небеленого льна, и длинный светло-серый плащ с капюшоном, что наполовину скрыл ее лицо, и обувь на ноги. Присоединиться к идущему каравану тоже было очень просто. Караванщик, если и хотел задать какие-то вопросы, при виде драгоценного камня тут же решил, что лучше он промолчит. То, что донги, да и эльфы, ценят некоторые минералы, Она знала давно. Для нее само понятие денег было странным и бессмысленным, в глазах единорога золото и алмазы не несли никакой ценности. Однако же донги порой были готовы ради этого пролить кровь, ставя их выше жизни. Странные.
Но так или иначе, немного изменить структуру обычного камушка было возможно. Менять его совсем, придавая иную природу, было не правильным, а помочь маленькому осколку гранита приобрести драгоценный блеск было еще дозволительным. Она знала, что у донгов обязательна плата за любую услугу, и значит, в обмен на свое присутствие в караване ей следовало предоставить что-то, что имело бы в глазах караванщика достаточную ценность. О том, что предложенная ей плата превышала обычную в разы, Она и не задумалась – откуда единорогу знать расценки мира донгов? Зато караванщик оказался необычайно любезным, и постарался выделить для гостьи место получше, в крытой повозке. Хотя там Она ехала совсем недолго, слишком уж тесной оказалось для нее эта коробка. На лавке в самой простой телеге ей было гораздо лучше, Она могла видеть небо, деревья и дорогу.
Она ловила на себе любопытные и задумчивые взгляды прочих путешественников, особенно девушек и женщин, но заговаривать с ней никто не стал. Её не узнали, эти жители очень давно не видели единорогов. Однако животные опознали ее, и, может быть, находись в караване дети, они бы подошли к ней, влекомые ощущением чуда, которое еще не успели выбить из них взрослые. Но ехать вот так, молча, не заговаривая ни с кем, ей даже нравилось. Смотреть за действиями караванщиков, на пассажиров и охрану. Хотя… хотя иногда ей чудилось что-то нехорошее. Тревожащее и заставляющее настороженно осматриваться в поисках источника. Как в теплой реке вдруг попасть на прохладную струю, но это ощущение быстро проходило, не давая возможность понять, откуда оно исходит.

+5

3

Караван полз по дороге неспешно, как толстая гусеница по листу. Лениво повернув голову, Марек широко зевнул и растер ладонями опухшую со сна рожу, прикидывая, как долго он дремал: «Эк, угораздило же,» - от долгого сидения на неудобной доске, приколоченной к высокому борту и выполняющей роль седушки, затекло все тело.  Оборотень снял с пояса флягу, сделал глоток и скривился  - вода была отвратительно-тёплой. Скользнув взглядом по веренице повозок, вокруг которых вились, словно трудолюбивые муравьи, наймиты на лошадях, Марек безошибочно нашел среди охранки разноглазого: «Как бельмо на глазу…» - ни кольчуги, ни шлема, ни сколько-нибудь сносного нагрудника, и все та же пара ятаганов за спиной. Щенок по сравнению с матерыми псами - одинаковыми, широкими, как на подбор, дружинниками какого-то там сэра или лорда, или шут его разбери что там за титул у родовитого хозяина крытой ладной телеги, поместившейся по центру всей цепочки. И тем не менее, случись между разноглазым и дружинником потасовка, оборотень не задумываясь поставил бы последнюю монету на белобрысого засранца.

С удовольствием хрустнув шеей, оборотень сщурился на солнце и неловко, как будто боялся задавить сидящих рядом, поднялся, после чего, примерившись, спрыгнул с опостылевшей телеги на землю. Было не лишним размять ноги, а заодно перебраться с хвоста каравана поближе к центру: скоро уже должен был показаться заветный сверток с дороги.

- Ну и как те, разноглазый?.. – обогнав несколько повозок, крадучись зайдя с боку и оказавшись таким образом между телегой и знакомым донгом, оборотень хлопнул лошадь, на которой красовался Альберт, так, что та затанцевала, норовисто всхрапывая, - Но-но! Придержи-ка свою дуру, задавишь еще ненароком… На кой мор ты на неё взгромоздился, если не знаешь, как обращаться с этой скотиной?..
Впереди, через одну телегу, мерно раскачивался в такт движению воз, тот самый, на который была наводка. Разглядеть, что покоилось под плотной тканью, не получалось, как и предположить, что именно такого ценного мог отправить в столицу владелец провинциального феода, но куш обещал быть солидным: «Охранка… четверо по бокам, один спереди, другой позади кибитки… за штопанные бабкины подвязки так не трясутся, чтобы аж восьмерых поставить сторожить...» - утром Марек приметил еще двоих, которые забирались внутрь. Взгляд оборотня на мгновение стал хищным, а черты лица закаменели – тех, что будут внутри, придется резать и быстро. Копьё или рогатина были бы кстати, но на поясе висел только зачехленный топор, верно служивший оборотню не один год.

- А скажи-ка, друг, я чой-то не пойму никак, ты с этими, - широкая ухмылка и кивок в сторону кибитки, - мордоворотами или за медяки работаешь?..
Остальная охранка выглядела разношерстно, и если бы не откровенно пропитый вид угрюмых мужиков, больше смахивающих на обычных головорезов, то Альберт вписался в эту компанию как родной, но платили этим оборванцам наверняка не в пример меньше, чем цепным псам Его Высокородного Задейшества, чей герб был намалеван на борту кибитки. «...заслуженно или нет, выяснится совсем скоро,» - криво усмехнулся Марек и, пошарив рукой на поясе, сдернул, обрывая хлипкие завязки, один из мешочков. Довольно оскалился, вытряхивая то, что было внутри, на ладонь.
- Семки бушь? – невнятно спросил оборотень у Альберта, разгрызая первую и сплевывая шкурку на дорогу.

Отредактировано Марек (2012-09-27 04:09:45)

+3

4

Дорога тянулась медленно  и уныло до сводящей скулы зевоты. Альберт, не привыкший к долгому бездействию, ещё три дня назад весь извёлся и упрочился в мысли, что лучше бы ему было и не подряжаться охранять этот треклятый караван. Другие охранники перестали реагировать на подначки разноглазого донга на вторые сутки пути из столицы, переключить же всё своё внимание на юных прелестниц, решивших путешествовать с караваном, мешала угроза караванщика оставить без жалования, если парень не оставит охраняемых им лиц в покое. Видимо многочисленные тётушки, матушки и нянюшки, без сопровождения которых не обошлась ни одна из красавиц, приметили настойчивое внимание донга к их подопечным и на одной из остановок взяли на абордаж телегу до того совершенно равнодушного к их судьбе караванщика.
Теперь изнывающий от скуки наёмник, успевший уже подзабыть, что же вынудило его покинуть, пусть и ненадолго, радушный Даэкорн, с кислой миной грыз сорванную с придорожного куста веточку, покачиваясь в седле монотонно и вяло вышагивающей кобылы, и кидал задумчивые взгляды на хрупкую фигурку в одной из телег. Рассмотреть девушку, не так давно присоединившуюся к каравану, детальнее мешал скрывающий её простой серый плащ, но это только давало простор воображению, и оно разгулялось не на шутку. Донг как раз прикидывал как бы поэффектнее покрасоваться перед таинственной красавицей, да к тому же не отягчённой глядящим за каждым её шагом довеском, когда квёло шагавшая до того лошадь вдруг загарцевала и попыталась встать на дыбы.
Благодаря полученным ещё в детстве урокам, справиться со взбесившейся скотиной наймиту таки удалось, правда, в силу давно отсутствующей практики, вышло это отнюдь не так ловко как хотелось бы. «Покрасовался, русалок мне в койку!» - раздосадовано скривившись и сплюнув изжёванную веточку на дорогу, Альберт повернул голову в сторону знакомого голоса.
- Мне просто замечательно: тепло, свежо и блохи не кусают, - с изрядной долей ехидства ответил разноглазый, разглядывая помятую морду давнего подельника. Тот то ли по уже устоявшейся традиции был с бадуна, то ли просто плохо переносил послеобеденную духоту. Проследив за направлением взгляда бывшего стражника, парень хмыкнул:
- Я сам по себе, но за возможность лицезреть в пути мой лучезарный лик хозяин этого сонного царства обещал доплатить. Так что я совмещаю приятное с полезным, а самого-то, какая нелёгкая занесла в эту духами забытую дыру?
Интерес оборотня к гербовой повозке, в принципе, уже дал бастарду пищу для размышлений, но красочная брехня Марека могла хоть как-то скрасить единообразную унылость пути. То, что по-хорошему бы подвязавшемуся охранять караван парню следовало доложить об интересе не самого благонадёжного субъекта к высокородной телеге, ему даже в голову не пришло. С самого начала охранники толстосума, в свойственной всем гордящимся гербовыми финтифлюшками на одежде заносчивой манере, дали ясно понять, что б караванные наёмники к ним и носа не совали. «Вот пусть в случае чего сами теперь и выкручиваются», - ухмыльнулся Альберт, разглядывая вышколенных мордоворотов.
Ехидно покосившись к начавшему со смаком лузгать семечки оборотню, разноглазый принялся что-то искать в седельной сумке.
- Не, благодарствуем, но мы и сами не бедствуем, - и в подтверждение своих слов, парень выудил на свет свёрток в чистой тряпице. – Подавальщица в последнем трактире была столь любезна, что снабдила меня съестным в дорогу. Бушь? – передразнил знакомого донг отхватывая засапожным ножом изрядный пласт копчёного окорока.

+3


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » А что раньше, изобрели колесо или научились ставить палки в колеса? ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC