Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » High Hopes


High Hopes

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия:
май 9125 года, за месяц до коронации
Место действия:
королевский дворец Эомелара, покои принцессы
Действующие лица:
Авалон и Алиата Канто
Краткое описание действия:
Всего через месяц состоится событие, сама мысль о котором Авалону невыносима. Его огорчение и раздражение выливается в разговоре с сестрой.

0

2

Просторные залитые светом покои, украшенные роскошными воздушными тканями, диковинными растениями и утончёнными произведениями искусства, были наполнены чарующими переливами арфы - Её Высочество расположилась на открытой веранде и музицировала, повергая в истинное наслаждение каждого, кто слышал её игру. Ранее Алиатой был прочитан очередной философский трактат, и теперь принцесса осмысливала древнюю мудрость, а музыка в этом нелёгком процессе всегда была для девушки самым верным помощником.
Принцесса играла и играла, её тонкие изящные пальцы всё причудливей переплетали струны арфы, а мысли уносились всё дальше и дальше, туда, за горизонт, укрытый пиками деревьев, куда был направлен задумчивый и вновь печальный взгляд девушки.
О чём же она мечтала? Быть может, о прекрасном принце, что похитит её нежное сердце и укроет от любых невзгод? О, нет, совсем не об этом. Эльфийская принцесса мечтала о мире, о мире в своей душе. Как же она терзалась, кто бы знал! Кто бы знал, как Алиата хотела вырваться из этой роскошной клетки и освободиться от всего, от всех тягот, что сковывали её сердце и душу словно цепи! Но нет, не подумайте, что жизнь во дворце так томила принцессу - её окружали в основном хорошие люди, которые искренне её любили. И всё же девушке хотелось свободы. Эта свобода нужна была Алиате, чтобы понять себя, понять, какое место в этом мире ей следует занять. А во дворце, где всё было создано словно бы для неё, это было невозможно. Принцессе хотелось дышать вольным ветром, хотелось самой постичь всё то, о чём она читала в бесчисленных книгах, хотелось узнать, на что она способна. Но Её Высочество безмерно чтила, уважала и любила свою семью и была благодарна им за всё, что имела. Алиата знала, сколько надежд на неё возлагают, и понимала, какую боль причинила бы близким, если бы решила просто сбежать... Да и решилась бы сама она на такое? Вряд ли...  А потому девушка продолжала смиренно выполнять всё то, чего от неё ждали, и сама ждала события, которое, наконец, перевернуло бы её жизнь, освободило от тяжких мыслей и от раздирающих душу противоречий о том, как менялись её близкие и как менялась сама принцесса...
Внезапный стук в дверь прервал поток мыслей девушки, с ними оборвалась и пленительная мелодия арфы. Доложили о приходе её младшего брата Авалона, и в глазах прекрасной Алиаты отразилась ещё большая грусть.

+3

3

Напряженно застыв у большой двери, ведущей в покои сестры, принц ждал, когда о его визите доложат Алиате и можно будет войти.
Авалону было душно и тяжело. С давних детских лет он привык поверять сестру в свои горести и находить у нее утешение. Он знал, там, за невесомыми газовыми занавесками и чередой неплотно прикрытых дверей, позволяющих мелодии арфы плавно растекаться из комнат по всему дворцу, была та, кого можно посвятить в величайший секрет, кто прикосновением теплых пальцев разгонит тоску, впивающуюся в каждую черту его мраморно бледного лица, кто своими словами смягчит холодную линию рта, развеет его печаль. Вот его снова вернуло к старому берегу, притащило к ней, будто волны притащили листок, не сумевший противостоять грозному напору ветров. Но даже перед ней нельзя быть слабым, не может он показать ей, насколько беспомощен сейчас, - мальчик, пообещавший самому себе нарядную игрушку и оставленный ни с чем, да и только. Авалона душила его гордыня и высокомерие, и он уверял себя, что никогда не должен показывать сестре, как сильно в ней нуждается.
  Отец умер год назад и оставил после себя власть над всем королевством, и трон, казавшийся таким близким, будто уже его собственным, передали старшему брату. Леондара коронуют уже через месяц, и это будет худший месяц в жизни Авалона, несомненно. Уже сейчас он часто ловил внутри себя панические, испуганные мысли, которые считал недостойными и отвратительными. «Как могли они поступить так? Как могли выбрать слабейшего из нас, как выбрали никчемного себе короля?» Неужели мать не видит, что от младшего из ее сыновей будет больше толку, чем от старшего, неужто она, все его детство проведя рядом с ним, зная любую его мысль наперед, зная, как он умен и проницателен, не могла сделать так, чтобы корона перешла ему? Видят Творцы, он был бы лучшим королем, чем Леондар, и даже лучше, чем их отец!
  Бессильную ярость Авалона выдавала только нервно бьющаяся на виске жилка и бессмысленный взгляд, устремленный сквозь окно в весну, которая одела сады Шеориэля изумрудной листвой и белоснежной кипенью соцветий. Принц давно перестал замечать, что происходит вокруг, и, куда бы он ни смотрел, всегда он обращал свой взгляд внутрь себя.
- Ваше Высочество, вы можете войти, - прощебетала с милой улыбкой эльфийка, появившаяся из-за двери, и Авалон хмуро кивнул ей в ответ, ступая внутрь. Мелодия оборвалась на полуноте.
- Сестра моя, я пришел узнать, как ты провела день. Прошу, продолжай играть: я давно уже не слышал твоей игры.

+3

4

Раньше, лишь завидев младшего брата, услышав его голос, Алиата рвалась к нему с объятьями, а сердце её сию минуту наполнялось нежностью и любовью к Авалону. Теперь всё было иначе. С одной стороны девушке по прежнему хотелось обнять брата, но с другой что-то мешало сделать ей это. Но от чего её любовь к Авалону охладела, Алиата не знала и терзалась от этого ещё больше. Быть может, то были смутные сомнения в искренности принца по отношению к сестре? Но разве могло быть такое? От этих мыслей сердце Алиаты защемила боль, но, как бы-то ни было, девушка улыбнулась брату как и прежде, тепло и нежно.
- Ах, мой братец, в моём дне не было ничего примечательного, он был таким же, как и сотни предыдущих дней: я гуляла, читала, музицировала и думала... - ответила принцесса, возобновив мелодию. Какое-то время эльфы сидели молча, вслушиваясь в звуки арфы; на этот раз Алиата думала лишь о чувствах к брату, вновь безуспешно пытаясь найти источник того холода, за который она так себя корила. Ведь Авалон любит её как и прежде, неужели может быть иначе? Тогда почему же она, эльфийская принцесса, более не испытывает с принцем того чудесного единения, от которого сердце ликовало?
Продолжая играть, Алиата изредка поглядывала на брата, ожидая, что он вновь заговорит. Но Авалон упорно молчал, и, наконец, девушка первой решила задать свой вопрос, - Сестринское чутьё подсказывает мне, что ты не спроста решил меня проведать, мой милый Авалон. Скажи, что тревожит тебя?

Отредактировано Алиата (2012-11-17 22:55:18)

+2

5

- Что тревожит меня? - эхом отозвался Авалон, сквозь сетку золотых струн арфы наблюдая за спокойной улыбкой Алиаты. - Меня ничто не тревожит, сестра.
Принц поднес руку ко лбу и подушечками пальцев растер по переносице неосязаемую, не доступную взгляду усталость.
- Коронация брата состоится ровно через месяц, - добавил он погодя. - Скажи мне, сестра, ты рада этому? Нет, не обрывай мелодию: она дрожит и вибрирует в воздухе, и мне кажется, что вместе с ней что-то дрожит и внутри меня. Ты играешь изумительно... Мне многое предстоит сделать перед торжеством брата, ты знаешь это. И за несколько дней до того, как все случится, мы должны будем въехать в старый донговский дворец. Помнишь, Алиата, как детстве мы гуляли по его садам, и они казались нам отвратительными всем: карликовыми деревцами, выстроившимися будто в строгую колонну, поредевшими лужайками, странными цветами без цвета и запаха? Уверен, что таким они и остаются и по сей день.
Авалон замолчал, покачиваясь взад-вперед под ритм мелодии арфы: его вдруг кольнула догадка, что все больше у них с сестрой накапливается общих воспоминаний, вызываемых в памяти простым "А помнишь?", и все меньше стало будущего - будто их разделило что-то за пределами его понимания. Но эту мысль, сочтя ее недопустимой, принц отмел и спросил Алиату холодно, отрывисто, мысленно укоряя себя за малодушие:
- Скажи, сестра, хорошим королем будет наш брат Леондар?

Отредактировано Avalon Kanto (2012-11-20 00:06:22)

+1

6

При воспоминании о том дворце девушка поморщилась и с горечью подумала о том, что скоро ей предстоит вновь оказаться в этом саду. Хотя, быть может, смена обстановки как раз то, что нужно сейчас принцессе? Кто знает, а вдруг теперь она на всё посмотрит совсем иными глазами.
Прекрасная Алиата вновь хотела прервать свою мелодию, и вновь принц Авалон воспротивился этому, и эльфийская принцесса продолжала играть, отвечая на вопросы.
- Конечно же я рада коронации Леондара, мой дорогой! Как я могу не радоваться за близкого человека? - молвила она с улыбкой, и прелестные трели арфы подчеркнули её нежность. Однако сама принцесса уже хотела отложить инструмент в сторону, но чего не сделаешь ради родного братика? К тому же Алиата действительно уже давно не развлекала Авалона своей игрой.
- Но каким королём будет наш Леондар - покажет лишь время. Однако я могу сказать точно: у него есть все задатки, чтобы стать достойным правителем.
Через мгновение принцесса нежно взглянула на брата и с теплотой в голосе спросила его, - Но почему ты спрашиваешь об этом, мой милый Авалон? Тебя терзают сомнения?

Отредактировано Алиата (2012-11-17 23:56:06)

+1

7

Странным, пустым взглядом Авалон взглянул на сестру, услышав ее последний вопрос. И ответ его прозвучал все так же отчужденно, будто из-за могильной плиты:
- Я не считаю так. Нет. Совсем не считаю. Алиата! – вскрикнул принц и схватил сестру за запястье, заставляя ее отнять руки от струн. – Чем я хуже него, Алиата? Чем хуже?!
В бессильной злобе, нашедшей в этот момент себе выход, Авалон выпустил ладонь принцессы и метнулся в сторону, к окну, терявшемуся за занавесью радужной паутины органзы и шелка, но остановился на полпути: что найдет он за тканью, едва пускавшей в комнату солнечный свет, вбиравшей его без остатка в себя, чтобы после изнутри светиться его отблесками и отражениями? Что ждет его там, где солнце сейчас празднует май, где в белоснежной кипени просыпается эльфийский мир – и приветствует своего нового властителя? Все, на благо чего он старался, все, ради чего изнурял себя непосильным трудом, кропотливыми тренировками воли и разума, тела и духа, все будто отняли у него. Авалона терзали мысли о том, что, возможно, он сам приложил к этому руку: где-то отступил, а где-то смалодушничал, обленился – вот теперь он, его результат! В конце концов, в сражении за власть любые средства хороши, и почему бы ему просто не…
Мысли принца оборвались: так пугающе и неотвратимо притягательно вдруг обрисовался вдалеке новый выход, прекрасное решение проблемы.
- Ты та, Алиата, кто знает нашего брата, быть может, лучше нашей матери, которой довелось его выносить и воспитать. Мы много времени проводили прежде втроем, - тихо, будто отчаявшись, произнес Авалон, протягивая вперед руку и дотрагиваясь до жесткой радужной ткани драпировок. – Ты знаешь его так же хорошо, как знаю я, и много лучше, чем знает себя он сам. Скажи, какой из него будет король? Видишь ли ты, каков из него будет король? Одного милосердия на всех недостаточно, сестра… Малодушие в нем так отвратительно, будто оно гниет глубоко внутри.
И мягкими, молящими интонациями Авалон внушал сестре:
«Повернись в мою сторону, думай так же, как я, возненавидь Леондара всем сердцем, Алиата!»
Раньше ему удавалось неплохо ее убеждать.

+1

8

Принцесса вздрогнула, когда Авалон сжал её руку.
«Чем ты хуже, мой брат? Быть может тем, что желаешь получить корону, порой как безумный!» Алиата молча глядела на брата и гадала, сказать ему правду или же повременить с этим?.. Лицо девушки не выражало никаких эмоций, да и она сама не могла понять, что именно испытывает; возможно, сейчас в её душе преобладал страх. Но боялась Алиата не за себя.
Когда принц заговорил тихо, он вновь стал похожим на того милого и чистого маленького мальчика, который так часто в детстве прибегал к своей сестре просто, чтобы обнять её... Сердце Алиаты вновь сжалось; она поднялась, готовая подойти к брату и прижать его к себе, погладить по волосам, успокоить... Но следующие слова Авалона заставили принцессу остановиться. Она бессильно опустила голову и откровенно ответила, - Нет, Авалон, я не вижу, какой из него будет король. ...Но ты ведь знаешь, я не склонна делать поспешные выводы, и я..., - девушка вздохнула и опустилась на софу, что стояла перед окнами. Конечно, что ещё она могла сказать сейчас? Как она могла объективно судить о столь важных вещах, когда сама не могла разобраться даже в собственных чувствах?..
- Всё меняется, Авалон. И мы меняемся, - немного подумав, сказала Алиата, взглянув на брата, - Да, может я правда знаю Леондара лучше кого бы то ни было. Но ответь мне, Авалон, остался ли прежним тот наш старший брат, которого мы знали прежде? Остался ли прежним ты, Авалон? А я? Что ты можешь сказать обо мне, мой брат?

+1

9

- Остался ли прежним ты, Авалон?
Эльф всем телом вздрогнул: их разговор приобрел совсем непривычный, не предвиденный принцем тон - и едва удержался от желания внезапно обернуться, сделать широкий шаг навстречу сестре. Ему захотелось выкрикнуть ей в лицо, что не за этим он сюда пришел, что вместо того, чтобы задавать вопросы, она должна - она обязана - ему помочь. Вместо того, сжав кулаки, он опустил голову, и мертвенный его взгляд был тяжел, и побледневшее, нервно дергающееся в припадке ярости лицо исказила гримаса: уголки рта плясали, попеременно изгибаясь вверх и вниз, и только глаза, освещенные изнутри каким-то жестоким пламенем, оставались неподвижными. Но Авалон не оборачивался: впервые он позволил себе что-то подобное в присутствии другого эльфа, впервые не сдержал чудовищной, порожденной усталостью раздраженности, впервые его рука дернулась так, словно он заносил ее для удара, - а Алиата никогда не должна видеть его слабости, никогда не должна знать, как далеко он зашел, как сильно нужна она ему. Иначе сестра не сможет помочь ему больше, в этом принц был уверен.
Усилием воли Авалон принудил себя успокоиться: рядом с ним была Алиата, и сама мысль о том, что она могла заметить припадок ярости, охвативший его, была непереносима.
- Я не изменился, - наконец, ответил принц, холодно и бесстрастно, как и хотел того. - Не в худшую сторону. И в тебе, сестра моя, все по-прежнему живет весна, свежая, юная, готовая жить и творить, - ее конец не придет никогда. Мы с тобой, моя Алиата, можем меняться, но сохраняем все лучшее, что у нас есть, - Авалон обернулся, и на губах его теперь играла легкая улыбка. - Разве не так, сестра? Но брат наш, Леондар, кажется, не способен на это. Разве не видишь ты, он не может пойти дальше того, что имеет сейчас. Его милосердие или доброта не спасут нас, пойми это. Король должен быть тверд и силен духом!

+1


Вы здесь » Даэлоен » Флешбэк » High Hopes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC