Уважаемые игроки и гости форума. Наш форум закрылся по некоторым причинам. О подробностях можно узнать здесь. Заинтересованные элонцы еще могут доиграть свои эпизоды, следует только сообщить Гвен. Амс советует никому не теряться, писать хотя бы из желания пообщаться - всех примем и расцелуем <3
Наши друзья:
Рекламный Дом RPG Реклама текстовых ролевых игр NOX. Marauders era. А ты хочешь стать легендой? White PR COLOR FORUM
F.E.A.R cityПлач Богов: Император, игра в жанре эпического темного технофэнтези

Сайрон: Осколки всевластия
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Лэ о Лэйтиан: Освобождение от Оков

Даэлоен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Северный ноктюрн


Северный ноктюрн

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: утро 1 июня 9125 года
Место действия: родовой замок Ланарт
Действующие лица: Ашер, Сильвана
Краткое описание действия: Подготовка к отбытию на коронацию. Ашер, мучимый дурными предчувствиями или наступившей летней хандрой, уже отказал Сильване в поездке с ним. Но Сильвана была бы не Сильваной, если бы не умела настоять на своем и донести не очень умному в некоторых вопросах брату, что как раз эта поездка необходима ей.

+3

2

Родовой замок Ланарт возвышался над лесами и стороннему наблюдателю казался лишь очередной горой в гряде Морозных гор, но если приглядеться, то гора была именно замком. Ходят упорные слухи, что когда-то здесь жили дварфы, и именно они построили эту крепость для первого Лорда Ланарт, а также многочисленные подземные залы в горах, но мало кто из случайных гостей заходил так далеко в подземелья замка - а кто заходил, уже не возвращался оттуда. Вокруг замка, на высоких многовековых деревьях, раскинулось и поселение эльфов. Эти эльфы были мало похожи на своих южных собратьев. Суровы, неприветливы для незнакомцев, а для друзей лучших товарищей нет. Неважно кто ты - если заслужил дружбу этих эльфов, можешь рассчитывать на очень многое. Поговаривают, что многие темные когда-то нашли здесь приют, заслужив его в бесчисленных сварах на границе с оборотнями или оберегая границы от соглядатаев магов. Большие конюшни и псарни стоят в горных долинах. Кузни устроены в домах-горах, а шахты и рудники никогда не останавливаются.
Тихие и спокойные земли, до того момента, пока их тронешь.
Здесь лето наступает позднее всего, а зима всегда спешит первой. Здесь снег падает на еще зеленую траву, рождая гармонию творцов, но северные ветра разбиваются о морозные горы, так что эти земли полны благоденствия и той красоты, которая есть только здесь. Здесь прекраснейшие эльфийки все как на подбор умеют стрелять и постоять за себя, а также сплести песню, красивее которой вы не услышите ни в одном краю эльфийских земель. Здесь каждый знает, что такое терять близких. Здесь никто не спешит жить, как спешат донги или более южные соседи, но каждый ценит каждое мгновение жизни.

Открытая терраса замка. Едва качнулись легкие шелковые портьеры, похожие на снег. Никакого бордюра или перил, так что любой шаг может оказаться последним.
Когда на небе все еще горят звезды, Ашера можно найти здесь. Ни одного магического светящегося камня, ни одной свечи здесь никогда не стояло, но в свете звезд отчетливо была видна фигура лорда. Ашер приходил сюда, чтобы тренироваться, чтобы побыть наедине с самим собой, чтобы ничего не упустить. Темнота хорошо помогала не думать ни о чем, иначе снова – будет ощущение, что кто-то наблюдает за ним, или он снова будет пытаться вглядываться в морозные горы и густые леса в поисках, которые все еще сжигают его изнутри. Но в свете звезд видно лишь совершенное тело, рисунок паутины старых шрамов, а в некоторых местах из этой паутины выдрали по какому-то куску, так что рисунок был явно незавершенный. Белые волосы собраны в высокий хвост. Клинок – длинный, несколько короче двуручного меча, тонкий, слегка изогнутый - он держал в одной руке. Меч отливал серебристо-белым светом, отражая призрачное мерцание звезд. Так уже прошел не один час, чтобы все это оборвалось в один момент. Еще не угасла первая звезда, когда клинок расчертил воздух, а за ним поднялся ураган, вихрь, который ничем нельзя было остановить. Кто-то из особо возвышенных собратьев мог бы сравнить это с танцем, но это не было танцем, лишь совершенно-отточенный способ убийства. Каждый удар достигал своей воображаемой цели, каждое движение было уклонением от удара. Каждый порыв ветра – был и щитом и ударом одновременно. Удар, уворот, перекат, серия ударов, порыв ветра и последний удар в сердце. Шаг на край террасы, еще один, но воздух служит опорой для немыслимого кульбита, чтобы чья-то воображаемая голова, вместе с каплями пота эльфа упала на холодные каменные плиты. Уже только пота, а не крови, как было еще несколько столетий назад.

Звезды гасли. Луна потухала в рождающемся рассвете.

+3

3

Этой ночью Сильвана не спала. День выдался не очень удачным. Почему-то все вокруг были раздраженные и неразговорчивые. Весь день эльфийка слонялась по замку без дела. Было ощущение, что она тут лишняя и всем мешает. И даже несколько часов тренировок во дворе не улучшили ситуацию. Ко всему прочему, у девушки состоялся весьма неприятный разговор с братом, в котором он ее очень мягко и деликатно «отшил», отказавшись брать с собой на коронацию. Впрочем, его мягкость вполне могла означать, что Ашера еще можно переубедить. Осталось дождаться удачного момента.
Так и не найдя себе места, Сильвана поднялась в библиотеку, где смогла полностью отвлечь-ся от всех проблем и расстройств. Книга действительно того стоила. Это была весьма плаксивая история про менестреля и его возлюбленную девушку-оборотня. Все кончилось очень грустно, но книга была отлично написана, герои были яркими, да и история захватывала. Когда Сильвана наконец оторвалась от книжных страниц и подняла голову, небо на горизонте вот-вот начало светлеть. Девушка давно не встречала рассветов. В замке было одно место, шикарно подходившее для этого – большая открытая терраса, выходившая точно на восток. Сильвана решила не терять времени и поспешила туда.
Эльфийка еще на подходе поняла, что не одна. Снаружи доносился осторожный и тихий ше-лест шагов и свист клинка. Это однозначно был Ашер. Девушка тихо подошла к двери и вы-глянула наружу. Ашер фехтовал. Сильвана абсолютно искренне считала это зрелище самым прекрасным на свете. Она решила не прерывать брата и просто тихо наблюдала со стороны.  Ей почему-то сразу вспомнилось детство, когда она сбегала с уроков музыки, чтобы пона-блюдать вот так за братом. Ох, светлые были времена… А, главное, сколько всего плохого случилось с тех пор…
Но вот Ашер остановился. Последний невидимый соперник упал замертво. И Сильвана все-таки решилась. Она тихо ступила на террасу, лишь тихий шелест юбки выдал ее присутствие. Но таиться больше не было смысла. И Сильвана тихо заговорила:
- Ты все так же прекрасен, братик! Как и семьсот лет назад…
Она с нескрываемой нежностью смотрела на спину брата. «Сколько же горя и боли ты пере-жил за это время», - думала Сильвана. Но вслух сказать это она не решилась. Брат никогда бы не простил жалости к себе.
Небо уже наливалось алым, и вот-вот из-за гор появится первый лучик новорожденного солнца.

+2

4

Ашер знал, что не один. В первые же мгновения, как кто-то оказался у двери, чувство подсказали ему. Чувства, обостренные до того, что каждый новый запах, новый звук или даже вкус, принесенный порывом ветра... все было его миром в этот момент. Но лорд не прервался. Просто факт.
И даже не удивился, когда со спины раздался шелест многочисленных юбок. Сильвана, ну кто еще мог в такую рань подняться или не ложится вообще?
Он бросил короткий взгляд через плечо и едва заметно кивнул, что не против общества Силь здесь и сейчас. В своем роде это было его «Спасибо. Заходи, сестренка». Но вслух, как часто бывало, Ашер не говорил такие слова, не считая это слабостью, скорее это было понятно «без слов». Сам взял кувшин воды у дальней стены, чтобы вернутся к самому краю, вылить его на себя, смывая запах пота, а остатки, без особой церемонии переливания в бокал, выпил сам.
И только после этого зазвучал его голос. Негромкий.
- А ты сбежала с урока музыки или рисования, чтобы полюбоваться рассветом?

Эльф вернулся обратно к дальней стене, чтобы поставить кувшин на стол, перекинуть перевязь с клинком через грудь и закрепить кинжал на поясе, взять с пола длинный подбитый тонким мехом плащ. Но вместо того, чтобы одеть на себя, накинул на плечи сестры (в плащ поместились бы две Сильваны и еще осталось бы место – ну примерно для половины Сильваны), предложил сестре руку, и словно принцессу повел к краю террасы.
Еще шаг – и вместо террасы под ногами Силь и Ашера был лишь воздух, но он был настолько плотным, что можно идти пешком, бежать, прыгать, возможно, даже играть облаками в снежки. Иллюзия свободного полета. Шаг в сторону и можно встретить шпили гор, но брат не собирался выпускать руку сестры из своей.
Путь лежал к одному из самых близких шпилей, возвышающемуся не над всеми морозными горами - чтобы дойти до тех, нужно было выйти за час, а то и два до рассвета. Выбор был прост: с этого шпиля Сильвана могла видеть и как заходит луна, и как встает солнце.
- Осторожней, - предупредил Ашер, когда подошел с сестрой к шпилю и дал возможность ей первой вступить на твердый камень скалы, сам легким прыжком оказался рядом, обняв за плечи, поверх плаща, запахивая его. Холодный северный ветер, несущий капли воды, что сорвана была с величественных морозных гор еще снежинками, обходил двух эльфов стороной, лишь звеня украшениями в гриве лорда.

+3

5

Уже первая фраза брата дала Сильване понять, что брат  уже гораздо лучше настроен, чем вчера. Она с облегчением вздохнула. Совершенно неожиданно обстоятельства сложились лучше, чем можно было представить. Да и вообще… Жуткий прошедший день перешел в новый, более прекрасный. Во всяком случае, пока было так.
Когда Ашер накинул на ее плечи плащ, эльфийка еле заметно поморщилась. Хоть утро и не было жарким, но все-таки Силь не неженка какая-то. Но все-таки это была забота. И Сильвана ее ценила.
Когда неожиданно под ногами девушки возникла пустота, она тихо пискнула от восторга и удовольствия. Ашер уже несколько раз делал с ней этот «трюк», но каждый раз эльфийка приходила в неописуемый восторг. Это же был почти полет! Если так честно признаться, девушка очень жалела, что у нее никакого таланта к магии не было. Получилось так, что целый удивительный мир магии был для нее закрыт. Но что поделать? У каждого свой путь.
Сильвана крепко сжимала руку брата. Нет, она вовсе не боялась высоты или что Ашер ее отпустит. Просто было раннее утро, и  эльфийка все-таки посчитала неуместным орать на всю округу от восторга. А рука… Надо же было хоть куда-то деть эмоции. Но вообще всегда твердая и уверенная рука Ашера вселяла в эльфийку чувство надежности, непоколебимости. Для нее брат всегда был «скалой», опорой. И хоть сама Сильвана обладала сильным характером и умела справляться с трудностями, ощущение этой «скалы» было очень важно для нее.
Но вот «полет» закончился. Под ногами Сильваны вновь была твердая земля. Но тут уже у девушки дыхание перехватило от красоты вида. Ей сейчас было безумно хорошо и уютно. Теплый плащ согревал тело, а объятия брата душу. На несколько минут абсолютно все стало не важно, все проблемы и трудности ушли на задний план. Они просто стояли и смотрели. Смотрели на часть замка, сейчас отливавшего алым, на пики гор, покрытых розовым снегом, на далекое озеро, в котором плескалась кровавая вода. И на огромный солнечный диск, лениво выползающий из-за гор. Он неумолимо полз вверх, постепенно меняя цвет и становясь все ярче и ярче. Со временем цвета окружающего мира стали более реальными, исчезла иллюзия сказки или сна. В солнечных лучах засверкали уже белоснежные горные пики, а у Сильваны заслезились глаза от яркого света.
И тогда она как будто очнулась. Вспомнила, о чем так хотела поговорить с братом. «Сейчас или никогда!» - подумала девушка. Она не спеша повернулась и посмотрела на брата. Он все еще смотрел на горы. Сейчас его лицо выглядело очень спокойным и умиротворенным. Нечасто такое увидишь. Сильвана в который раз рассматривала паутину шрамов на лице брата. Она помнила, как не раз его привозили раненым, истекающим кровью. Но каждый раз он справлялся, вылечивался и снова бросался в самую гущу боя. «А ведь меня не было больше трехсот лет, сколько еще таких случаев было…» - подумалось Сильване.
И вот девушка слегка вздохнула и посмотрела Ашеру в глаза.
- Брат, я хочу поехать с тобой на коронацию. – твердо заявила девушка. В такой тишине голос эльфийки мог показаться даже чересчур громко, хоть Сильвана и говорила почти шепотом.
Она изо всех сил старалась выглядеть уверенно, хотя и сжалась внутри, как будто ее ждал увесистый подзатыльник. Но сейчас надо быть решительной.

+2

6

Давно лорд Ланарт не встречал рассветов, и это утро было не исключением. Стоило поднять лицо, вдохнуть полной грудью воздух, поймать на лице первые отблески восходящего солнца, распахнуть «крылья» и спланировать вниз к озеру, но нет… Ашер лишь мог согласиться с красотой рассвета. В эту пору на лицо лорда наползала мрачность (обычное состояние – ни лекари, ни красавицы, ни изысканные яства, ни экзотические животные не могли излечить его), он смотрел чуть в сторону, на холодные стены замка, на гаснущие в утреннем зареве звезды, на холодные горы. Кто-то вам расскажет об осенней хандре, о зимней немощи, здесь была летняя хандра и весенняя усталость. Смотрел на горы под ногами, на леса, где только-только пробуждались эльфы, только-только сменялась стража, только-только все пробуждались ото сна.
Он позволил Силь повернуться в своих руках, чтобы дать возможность посмотреть в свои глаза. Ашер видел ее насквозь. Как и многих других, такова была его «работа». Он видел неуверенность и отчаянное желание этой уверенности, когда Силь стиснула его руку, сильнее, чем держалась за нее до этого.
Передернул плечами не от холода, а отгоняя навязчивое чувство безразличия, хандры.

- Зачем? – Одно холодно-усталое слово лорда, совсем не брата, было ответом Сильване. Он не убирал руку, оставляя надежную опору, но требовал ответа.
Раньше Силь сбежала бы, не громко хлопнув дверью, а тихо на цыпочках, забрав лошадей из конюшни, осторожно спустившись по ступенькам, и пытаясь ускользнуть от стражи. Тогда сам Ашер провожал ее, сидя на одном утесе с Летом и споря – в во втором или третьем часу она выедет из замка, а потом нет-нет, да приходили новости с торговцами-южанами о красавице с севера. Тогда госпожа-мать учила Силь куче каких-то женских «причуд», которые могут пригодиться в дороге. Дома, конечно, но легко пригодились и в дороге. Хотя по возвращении ее никто не отчитывал, лишь госпожа-мать долго плакала, но об этом все молчат, у дочери на плече. И был самый большой пир, пусть и в середине зимы.
Теперь она говорила. Повзрослела. Повезет тому, кто похитит ее сердце, и за кого она согласится выйти замуж. И увы, «брак по расчету» тут не подойдет. Впрочем, оно и не требовалось.

+2

7

Услышав холодный вопрос брата, Сильвана прямо-таки задохнулась от возмущения. От прежнего слегка лирического настроения и некоторой неловкости не осталось и следа. Ну вот снова. Нет, девушка давно уже и не надеялась увидеть искреннюю улыбку Ашера. Он всегда был таким холодным и угрюмым. Но он же мог сразу начать отнекиваться или просто промолчать!
Сильвана тяжело вздохнула. Ее брат всегда был таким упертым. Все его окружение уже просто привыкло и смирилось. И почему-то лишь его сестра пыталась вертеться и что-то вбивать в голову своему старшему братику-барашку. Уже даже их мать перестала придавать большое значение хандре сына .А Силь все билась и билась головой в ту ледяную стену, что выстроил вокруг себя ее брат. И, надо заметить, порою в огромном куске льда начинали появляться трещенки.
Эльфийка окончательно высвободилась из объятий брата, теплый плащ упал на землю. Сильвана уперла руки в бока и укоризненно смотрела на Ашера.
- Ты спрашиваешь меня зачем?! Если ты еще не понял, я тут для того, чтобы у тебя всегда был рядом кто-то, кому ты можешь доверять. Я же не глупая. Я знаю, что ты туда едешь не только чтобы поздравить короля! И неужели ты такой самонадеянный осёл, и думаешь, что справишься один? Ты же глава эльфийского рода! Все взгляды прикованы к тебе! Пойми ты, наконец, я там никому не интересна. А ты мне, надеюсь, доверяешь. И если надо что-то сделать тихо, это работа для меня, а не для тебя! Да и кто еще тебе там задницу прикроет?
Девушка закончила свою длинную и возмущенную тираду и перевела дух. Потом еще для верности буркнула под нос «Дурак.», надула губы и обижено уставилась на брата.
Это, конечно, выглядело ребячеством, но Сильвана еще не ощущала себя дряхлой старушкой и не собиралась вести себя чинно и солидно. Если так признаться, то вечное благородное спокойствие ее матери порою даже раздражало эльфийку. Она очень надеялась, что никогда такой не станет. Поэтому… надо просто быть собой.
Вообще Силь не просто так настаивала на поездке. Она не была провидицей, но что-то не давало ей спокойно есть и спать. Она нутром чувствовала, что должна быть рядом с братом, там, в столице. И для себя она уже четко решила, что сделает все, чтобы оказаться там. Даже если придется идти против воли брата. Хотя ну очень хотелось бы этого избежать.

+1

8

…И была, в сущности, таким еще ребенком в свои почти 800 лет.
Перехватив руку Силь, что стремительно летела «постучать по твердому лбу», Ашер наклонился и примиряюще поцеловал пальцы, сжатые в кулак, пропустив мимо ушей  - все или почти все, что было сказано Силь. Разумные, правильные вещи в недовольном крике все-таки ребенка. Но об этом сам он думал не раз. Слуги, доверенные лица, полуэльфы, что состояли в его свите - каждому из них можно было верить, каждый из них не раз доказывал то, что он на своем месте. Да и, сказать правду – последнее для чего туда ехал лично Ашер, это чтобы поздравить короля. Но как лорд он должен был быть там. Занятый делами, он и не заметил, что обидел сестру или, по крайней мере, вызвал ее негодование. Но такое бывает, увы, его долг заботиться обо всех, кто рядом и это не всегда приятно, и не всегда будешь хорошим, а тем более «не угодишь всем». И вот она, маленькая эльфийка, на которую он был вынужден смотреть, опустив лицо, и которая говорила столько нужных и правильных слов.
- Там будет так же опасно, как и в наших лесах и с этой опасностью нельзя справиться одним точным ударом клинка. Коронация благочестивого Леондара, - количество иронии, которое собрали эти три слова, можно было черпать бочкой, - и повод, и средство для развязывания новой смуты.
Но дальше он не продолжил, не об этом была речь, и это последнее, что интересовало его сестру.

А мысли снова вернулись к «политике», а вернее к тому, что занимало Ашера последние дни. Война не может породить мир. Скорее это будет большой передел власти. Хоть Ашер и не стремился одеть корону, ему хватало его земель, которые медленно, но все-таки ширились – идя в морозные горы, к новым рудникам и месторождениям, медленно в леса, что были заселены «вервольфами». Пойти на убийство собрата он тоже не спешил, но воспользоваться обстоятельствами, где будет лишь несколько ходов, он, безусловно, очень даже «за». Леондар был такой же тряпкой, как и его отец – для всех хорошим никогда не будешь, кто-то определенно будет обделен, кто-то будет недоволен и почему-то обычно это собственный народ… как и семья. Нет ничего сильнее братской вражды, но, благодаря отцу и творцам, сам Ашер был избавлен от такого. В любом случае и то, и другое будет волной репрессий, во многом направленных против «темных эльфов», как «крайних». Слухи о «гордой» «темной революции» доходят даже сюда, если иметь нужные уши в нужных местах. И тогда… если все останется по-прежнему, «виноватые» снова будут найдены.
И лучший результат этой коронации - убийство Леондара. В первом случае на трон, если сможет, взойдет Авалон, хотя… совет бы больше хотел видеть на троне Алиату, как более удобное средство манипулирования. В одном они ошибаются: честолюбие Авалона - достаточно легкий механизм для использования эльфийского юнца, которому и сотни еще не исполнилось в своих целях, тогда как у Алиаты за маской нежной и тонкой натуры, как и у почти любой эльфийки, скрывается воля, способная соперничать с волей самих магистров. О, а эти, входя во внутренний совет, раздерут страну на части. Семейство Лотт, блохастые твари, им будет нелегко терять свои позиции, когда в совете есть очень вежливый и приятный дель Торо, как говорится, мягко стелет, да жестко спать. Если после сна в такой вот постельке ты еще проснешься, а не окажешься в казематах ордена магов. Есть и Филистьер, который, скорее всего, тут же объявит об автономии и подгребет под себя часть донговской аристократии, или даже уже это сделал.
Ну и конечно, старый маршал Аррениус, кто будет держаться за прежние порядки и скоро возьмется за меч, вероятно, в последний раз - его консерватизм никому не нужен в совете, разве что Лотт сочтет текущее положение вещей достаточно приемлемым. Это как шахматы, но играют минимум четыре игрока, с каждого угла карты - и еще не понятно, у кого какой припасен - но очевидно, что на клеточное игральное поле ляжет карточный «джокер».
Мысленно шахматная партия на 4 персоны была выставлена, вместе с лежащей колодой карт рядом.

После нескольких минут молчания лорд наклонился, подбирая плащ и снова возвращая его на плечи сестры. Стремительный, холодный порыв ветра так и не смог разрушить магический щит, но донес отдаленный вой. Не волков. Слишком долгим и пронзительным был этот самый вой.
- Ты не глупа и я доверяю тебе, - улыбки не последовало, голос остался ровным. – Хорошо, ты поедешь со мной в Даекорн.
По решимости Силь было понятно, что он бы ее обнаружил либо среди своих телохранителей, либо, еще забавнее, в сундуке с вещами – не запирать же ее, не в леса на охоту все-таки выезжает. Ашер внимательно смотрел в глаза девушки, которая стояла напротив него, пытаясь угадать причины такой настойчивости.
Поморщился от порыва ветра, все-таки пора возвращаться.

+2

9

Поцелуй брата оказался весьма неожиданным и приятным. Он даже смог остудить порядком накрутившую себя Сильвану. Да и не могла девушка серьезно и долго злиться на Ашера. Она прекрасно понимала, что он был умнее и опытнее ее и никогда ничего не говорил, если на то не было веских причин. Но при этом эльфийке всегда казалось, что ее брат бывает однобоким, то есть смотрит на проблемы со своей точки зрения и считает ее единственно верной. Да, он очень часто оказывался прав, его логика редко подводила… Но порою Ашера стоило хорошенько встряхнуть и указать пальцем на то, что он не посчитал важным. Силь абсолютно искренне считала это своей почетной обязанностью. И пусть он не понимает важности этого, главное, что результат есть.
Но вот Ашер снова заговорил про «опасность»... Это выглядело весьма забавно, ведь для Сильваны уже давно существовала формула: «Опасно = приключения», что заставляло девушку нестись сломя голову в самое логово врага, особо не задумываясь, чем это может для нее закончится.
Эльфийка тут же вспомнила свои странствия. Чего только не довелось ей пережить. Со многим помог справиться исключительно ее врожденный оптимизм. Были и жуткие унижения (если бы Ашер узнал, истребил бы все население того городка, не задумываясь), и страх, и боль. Многие с нескрываемым ужасом смотрели на шрамы лорда Ланарт, но на теле Сильваны их тоже было немало, к счастью, их удавалось прятать под одеждой. Их не видели даже ее родственники. Не стоит им знать такие подробности.
Многие тогда восприняли побег Сильваны как слабость или нежелание быть рядом с семьей в трудную минуту. Но в какой бы уголок королевства эльфийку не заносило, в каком бы грязном трактире она не ночевала, какую бы боль не чувствовала, она всегда думала о своей семье. Она очень хотела быть нужной и полезной. Девушка писала очень много писем домой. И среди беспорядочного потока новостей и впечатлений она пыталась сообщить как можно больше сведений, которые могли бы пригодиться роду Ланарт: от цен на меха и украшения до готовящихся заговоров и бунтов. Да, эльфийка прекрасно знала, что повсюду есть информаторы Ашера. Но если хотя бы сотая часть ее новостей оказалась новой и из них еще сотая – нужной, все было не зря. Сильвана никогда об этом не спрашивала, но очень-очень надеялась. Если бы спросила, пришлось объяснять как доставалась информация… А зачем беспокоить родственников информацией о том, в чьих постелях и в каких грязных помойках пришлось побывать, чтобы добыть некоторые крупицы информации?
Так что как бы Силь не ребячилась, какую бы наивную девочку из себя не строила, она была достаточно взрослой и опытной, чтобы сознательно идти на риск. Смерти эльфийка не боялась. Лишь бы она была яркой. Это было куда лучше, чем еще много тысяч лет прозябать в холодных каменных стенах ее родового замка. И еще лучше, чем плодить наследников какому-нибудь знатному эльфу, озабоченному только выпивкой, своей внешностью и общественным мнением.
Вдали послышался длинный и протяжный вой. Это вернуло эльфийку к реальности. Она только сейчас поняла, как глубоко ушла в свои мысли. Даже не заметила, как плащ снова оказался на ее плечах. Но, судя по всему, все это время Ашер тоже был погружен в свои мысли и молчал. Но вот он спокойно за говорил.. «Хорошо, ты поедешь….» - а дальше эльфийка уже не слышала. Ее захлестнула волна радости и облегчения.
«Я еду, еду, еду!» - кричала про себя девушка. Она не удержалась, встала на цыпочки и чмокнула дорогого брата в щеку.
- Обещаю, ты об этом не пожалеешь! Если надо буду твоей тенью, глазами, ушами и клинком!
Сильвана уже улыбалась до ушей и, как ребенок, радостно прыгала по площадке. Она снова посмотрела на брата. Пора уходить. Девушка остановилась, подошла к брату и, продолжая улыбаться, протянула ему руку.
- Веди, братишка!

+2

10

На лице Ашера возникло странное подобие эмоций – злость и боль, какое-то отвращение, хотя последние, возможно, были общим «выражением» лица, когда появлялись какие-то эмоции. Ярость. Но вместо каких-то действий, какие склонны делать донги или оборотни в порыве ярости, он поцеловал пальцы Силь, опустив лицо так низко, что звучал лишь голос. Слова были равносильны приказу, настолько он был ясным и чистым, как ставшее совершенно чистым лицо, когда он поднял голову.
– Будь собой. Одну свою тень я потерял и пока не нашел, я не хочу потерять и тебя. Запомни.
Ашер делал глупость – соглашаясь на эти уговоры, соглашаясь брать ее в столицу, соглашаясь с тем простым фактом, что в очередной раз пошел на поводу у своих сестер, в данном случае сестры - и не собирался поступать по-другому. Взгляд эльфа сверкнул в рассветных лучах, и, подхватив ее на руки и пропустив мимо острых ушей «веди, братишка», он почти полетел вниз, к тому самому озеру, которым любовалась Силь. Легко отталкиваясь от выступов в скалах, пролетая вниз, чтобы моменты свободного падения чередовались с пружинистой посадкой - и снова короткий, яркий полет.
Ветер играл серебром в волосах эльфа, играл многочисленными юбками платья, пытаясь запутатьcz в них, но это никак не выходило.
Последний прыжок – полет, и он осторожно приземлился, аккуратно спуская хрупкую эльфийку на берег озера, конечно, после того, как отпустят его шею. Устало проведя рукой по лбу, он смахнул выступивший пот. Тренировка, потом четкая концентрация в потоках воздуха - и вот, можно сказать, завершающая пробежка.
- Обратно придется идти пешком. 
И, не дожидаясь сестры, вернее, приглашая ее, оставил на берегу перевязь, потом без тени смущения стянул единственный предмет одежды – штаны - и вошел в воду.

0

11

И снова легкое касание обветренных губ Ашера на тоненьких пальчиках эльфийки, и снова восхитительный полет, теперь уже совсем вниз, к озеру. А в голове все звучали слова эльфа: «Будь собой…»
Легко сказать… Хоть Сильвана и не была весомой политической фигурой, хоть к ней и не были приковано внимание всей крупной и мелкой знати, собой быть удавалось нечасто. Если так подумать, то Силь могла стать серьезной проблемой для всего семейства. Ну, например, кому понравится, что сестра лорда Ланарт устроит пьяный дебош в таверне? Или же выскажет какому-нибудь высокопоставленному чиновнику, что она в действительности о нем  думает. Нет, себя приходилось сдерживать и контролировать. Такая вот участь у представителей высокопоставленных родов. А кроме всех других ужасов, приходилось посещать скучные приемы, единственное развлечение на которых – обсмеивать безвкусно одетых представительниц донгов. «Чудо в перьях» - это про них.
Но вот Ашер разделся и зашел в воду. Его молчание одновременно означало и приглашение… «Ну что ж! Раз ты так этого хочешь, буду собой» - твердо решила девушка.
Сильвана сбросила маленькие туфельки-лодочки и зашла в воду по колено. Да, прямо в платье. Многочисленные юбки быстро пропитались водой и стали ужасно тяжелыми. Эльфийка сделала еще пару шагов, окончательно запуталась в ткани, потеряла равновесие и упала в воду, подняв тысячи брызг и устроив небольшое цунами на берегу. Платье промокло окончательно, роскошные медные волосы превратились в невзрачные темные сосульки, тут же облепившие лицо.
- Ой… - только и сказала девушка. А потом абсолютно искренне, от души рассмеялась. Ей страшно было представить, насколько глупо и нелепо она выглядела, сидя в ледяной воде, в роскошном платье, которое уже выглядело жалко. А еще и оставшиеся пузырьки воздуха настойчиво поднимали многочисленные юбки вверх. Ну, кое-кто просил быть собой, вот, пожалуйста…
Вода оказалась весьма прохладной. Всего пара минут, а тело начали пронизывать тоненькие ледяные иголочки. Впрочем, эльфийка не придала этому значения. Она выросла на севере в горах, так что даже час в ледяной воде вряд ли мог ей навредить.

+1

12

Вода была отличной – почти как в холодном бассейне, особенно после горячих источников в замке и отличной тренировки. Опасности тут было не больше и не меньше, чем в любом другом «обустроенном» эльфами краю севера. Сначала вода казалась холодной, теперь уже была чуть ли не горячей, даря отдых усталому телу - все же нельзя было закрывать глаза на то, что исчерпал почти все свои запасы «сил», и обратно точно придется идти пешком. Однако это не смущало лорда, хотя, как и обычно, поднимется переполох: «Куда делся?» - и госпожа-мама пожурит, укоризненно посмотрев.
Эльф на «ой» вынырнул почти что из центра озера, тряхнул головой, глядя на смеющуюся сестру,  совершающую то, что могли себе позволить только молодые эльфийки – глупости. Прожив века, хочется сохранить что-то внутри себя - как природа сохраняет деревья и горы, вечно изменяя их, так и эльфы, подобно деревьям, сохраняли форму, и каждый год для донга были бы одними и теми же - но не для эльфов.
Север живет неспешно, год за годом отмеряя века, но при этом он очень хорошо учит жить, ценить каждое мгновение, потому что следующего может не быть никогда. В несколько гребков Ашер доплыл до берега и, забрав нож с перевязи, вернулся в воду, чтобы, дождавшись пока сестра отсмеется, без задней мысли распороть платье и легко выпутать девушку из объятий многочисленных слоев ткани.

Ашер подплыл к эльфийке и поддержал, чтобы та не уплыла вместе с платьем, которое вспорол от самого верха до середины юбок. Выудив таким образом «сокровище» из вороха тряпок, он дал возможность уцепиться себе за шею или уплыть, а второй рукой перехватил все остатки от платьев, чтобы выкинуть их на берег, потом уже разбираться куда деть тряпки, здесь их оставлять явно не следовало.
Под пальцы воина, что держал девушку, привычно легли рубцы шрамов – этот от хлыста, этот, скорее всего, от стрелы, зазубренной – донга, по-видимому, для охоты на оленей - ниже, к пояснице, идет довольно ровный - от меча вскользь.
Но ни одного вопроса так и не было задано, несмотря на триста лет вне дома, а потом поездки с Ашером, когда тот носился по всей цивилизованной части мира, и даже туда, куда не ступала нога донга – он мельком взглянул на заснеженные шапки гор.

+1

13

Как же приятно было высвободиться из оков этих тряпок и почувствовать обнаженным телом ласковую воду горного озера! Вода уже не обжигала, а просто нежно холодила кожу. Сильвана ничуть не смущалась брата, да и платье было не жалко. Имел значение только миг, мгновение настоящего. Она, любимый брат, родные горы… Надо ценить то, что у нас есть. И пусть брат сегодня увидел шрамы, которые эльфийка так старательно прятала. Разве это так важно? Болят лишь шрамы, оставленные на сердце. Эти рубцы никогда не заживут. Но и с ними можно жить.
Сильвана отплыла от берега, развернулась и легла на спину. Ласковая вода держала эльфийку на плаву. Можно было расслабиться, молчать и просто смотреть на небо. Прикосновения воды и отсутствие какой-либо одежды почему-то дарили ощущение полной свободы. В голове всплыла фраза, вычитанная однажды в одной из книг: «Тот, кто находит мир дома – счастливейший из людей». И правда. Эльфийка порою завидовала матери, которая почти не уезжала из здешних земель и выглядела очень счастливой. Силь не могла знать наверняка, но казалось, что Катанара была всем довольна: могущественный род, прекрасные дети. Хотя никто не знает, что на самом деле был в голове у этой немолодой эльфийки.
А вот у Сильваны не получалось найти тот самый «мир» в стенах родного замка. Как бы она не любила дом и эти горы, как бы не скучала по ним, находясь в странствиях, через какое-то время они становились для нее тесными, похожими на золотую клетку. Вот так и мотало Сильвану из века в век: то бегом из дома, но скорее домой. Приходится менять безопасность и уют родового гнезда на грязные трактиры и случайных спутников.
А потом эльфийка почему-то вспомнила, как пять столетий назад стояла обнаженная перед зеркалом и тихо плакала. Она со слезами на глазах стояла и рассматривала исполосованную хлыстом спину… А вдоль всего позвоночника проходила самая глубокая рана: последний удар, самый сильный и обидный. Из раны сочилась кровь, и было понятно, что этот след останется на всю бесконечно долгую жизнь. Спина тогда болела ужасно, но куда сильнее была обида на все и всех, то ужасное мерзкое чувство, когда толпа народу смотрят на твое унижение и получает удовольствие… И почему-то девушке захотелось разделить ту старую, уже почти не ощутимую боль со своим братом. И как бы он не отреагировал, это все лучше, чем чувствовать себя обманщицей: она так хотела от него искренности, а сама столько всего скрывала и прятала даже от самого близкого в ее жизни эльфа. И Силь заговорила. Тихо, спокойно, продолжая смотреть в небо. Девушка знала, что Ашер ее услышит.
- Знаешь, брат, меня однажды избили. Прилюдно, на главной площади небольшого городка донгов. Там терпеть не могут эльфов. А мне нужна была информация… - Силь запнулась. – Информация для тебя. Мне нужно было втереться в доверие одного донга, а он посчитал меня шпионкой местного правителя. Чтобы доказать обратное, я должна была выкрасть у того правителя одну ценную вещь. И я согласилась. Попыталась. Меня поймали раньше. Если честно, я им позволила себя поймать. Не хотела ничего воровать. Удалось отовраться, мне приписали простое проникновение на территорию правителя.  Назначили 70 ударов розгами и еще сутки у позорного столба. Меня раздели почти догола. Долго били. Честно, думала, я умру. Но ты бы не простил мне такой позорной смерти. Но я вытерпела, и не издала ни звука. И даже нашла в себе силы не мстить, хотя я до сих пор помню лицо каждого ублюдка-донга, который плюнул в меня или швырнул камнем. Но вот забавно, они все давным-давно мертвы, а я еще жива и даже рубец почти не заметен. Зато добилась своего. Ту информацию ты все-таки получил…
Сильвана замолчала. В воздухе повисла довольно мрачная тишина, нарушаемая лишь плеском воды.  Перед глазами девушки до сих пор стояли лица тех уродливых донгов, которые в своем злорадстве и ненависти выглядели еще ужасней. Художники часто рисуют жуткую нечисть, но те лица были куда страшней и противней.
Сильвана подплыла к берегу. Ноги почувствовали песок. Девушка замерла и молча смотрела куда-то в пространство перед собой.

+1

14

Когда Силь выплыла с рук, не задерживаясь дольше в воде – вышел и быстро оделся, убрав нож за пояс, а перевязь положил так, чтобы дотянутся до меча. Смотря на горы, он откинулся на камни, мало чем отличаясь сейчас от обычного эльфа, разве что сторонний наблюдатель сказал бы, что сидящий эльф излишне самоуверен, нагл и напрашивается на пару зуботычин.
Ашер услышал каждое слово Силь, когда та начала говорить. Прошло, наверное, 350 или 360 лет с того «почетного» эпизода, когда торговец, что приехал с юга, долго мялся, рассказывая новости, сложно было не догадаться, «о чем он молчит», и спросить прямо. И сейчас Ашер мысленно стиснул зубы, но не стал ничего говорить. О том, что тот городок в свое время посетила «странная группа разбойников», которая вырезала добрую половину населения, ничего не потребовав и убравшись в неизвестном направлении, он тоже очень хорошо знал. Да, еще как мертвы. Мертвее не бывает. «Месть принято подавать холодной». И он не прощал. Не простил оборотней. Не простил донгов. Не простил даже эльфов, себя в том числе. Но жизнь продолжалась, и лорд не собирался делать «чувство вины» единственным, на что он был способен. Месть была прекрасной. Но об этом незачем знать Силь, как и о куче других вещей.
Он взяв с камней плащ, который эльфийка потеряла, когда бежала к воде, и, подойдя, укрыл обнаженное тело девушки, заворачивая почти как маленького ребенка, а потом поднял на руки. Не осуждая, не негодуя, не ненавидя, не ругая.
- Спасибо.
К чему было это сказано, он оставил Силь решать самой, то ли за то, что эльфийка сохранила себе жизнь, то ли за сведения, что она получила, то ли за откровенность сейчас. На самом деле те сведения были лишь каплей в море, но они хорошо помогли выяснить местонахождение того городка донгов. А слова были – за наконец-то честность, которую он так ценил в своих приближенных, в Лете, который в свое время не стеснялся "набить морду" благородному эльфу, доказывая свою правоту. В конечном счете – за жизнь. Он бы не простил никому, в том числе и самому себе, смерть сестры.
Теперь он точно знал, почему-то когда-то давно госпожа-мать плакала на плече сестры, обнимая ее и ругая за долгое отсутствие.
- Забудь их лица, они не стоят твоей памяти, сестренка.
В его руках была маленькая девочка, нет, взрослая, но сейчас ищущая одобрения. Которая все еще хочет доказать, что она нужна роду. Которая хочет быть очень сильной. Которая не хочет жалости к себе. Но сила, по мнению Ашера, не в умении прощать, не в умении не кричать, да даже не в «сдаваться», когда отступление бывает единственным шансом продолжить бой, а в холодном умении признавать все свои ошибки и двигаться дальше. Впрочем, это опыт каждого и каждый выбирает свой путь, возможно, ее путь - как раз-таки то самое «эфемерное» умение «прощать». Можно простить родных, близких, друзей за глупость, всех остальных стоит убить или отложить месть, пока не появится возможность их убить. Потеря жизни – нет ничего ценнее жизни.

+1

15

«Спасибо…» Это не просто слово. Сказав его, ты отдал частичку своей души другому. Ты разделил с ним теплое, доброе чувство – благодарность. Это не слово, это заклинание. И таким не разбрасываются.
Но почему «спасибо»? Правда? Искренность? Или жертвенность? Ашера почти невозможно разгадать. Даже если ты уверена, что существует только единственный вариант, все другие, обдуманные тобой, невозможны, этому эльфу все равно удается тебя удивить. Ведь его вариант ты все равно не учла. И так каждый раз…
«Ты все знал…» - с легкой грустью подумала Силь. Всего лишь догадка… Но небеспочвенная. Он всегда все про всех знал. И про родную сестру, конечно, больше всего. Ох уж этот Ашер… Но, к сожалению или к счастью, братьев не выбирают. Очень многие посторонние эльфы, донги и особенно оборотни теперь не могли Лорда Ланарт. За мстительность, беспощадность, угрюмость и многое другое…А вот Силь всегда восхищалась. И завидовала. Одной единственной его черте. Даже это не зависть была. Просто Сильвана не могла простить, что у нее нет такого.

Ты всегда был сильным. Ты живое воплощение воли. Из плоти и крови. Ты решаешь, кому жить, а кому умереть. Если ты захочешь, то ты повернешь реки вспять. У тебя есть власть. И ее ты получил, не потому что стал Лордом. Ты ее получил при рождении. Ты из тех, кто творит будущее. А я получилась лишь подобием твоей тени. Всю жизнь кручусь, пытаясь сделать что-то значимое. А ничего реально важного так и не сотворила. Пешка. Даже не ладья. Ты бережешь меня. Я очень ценна. Лично для тебя. Но не для того дела, что ты творишь. Но знаешь, дойдя до противоположного края доски, пешка становится ферзем. И это буду я. Когда-нибудь, брат, я тебе докажу, что все это не зря.

Но вместо всех этих слов Силь повернулась к брату и с улыбкой произнесла:
- Брат, я хочу на приеме у короля быть самой лучшей. Чтобы все обзавидовались нам. Можно?
И девушка снова опустила голову и прижалась к груди брата. «Тук-тук, тук-тук, тук-тук» - размеренно билось сердце брата. И пока оно бьется, смысл жизни есть.

+1

16

Эльф кивнул, соглашаясь с тем, что хочет его сестра, но неожиданно заговорил.
- Ты самая лучшая. Не сравнивай себя ни с кем, таких как ты – нет.
И дальше слушал ее, что бы она хотела, и, как ни странно, сказал, чтобы она позаботилась о сборе вещей в дорогу (как ни смешно, но это не просто «собрать сундуки») и напомнил, что он больше сотни лет не был в столице.
Каждый шаг был почти что бесшумен, нести невесомую Силь было легко, а вот остатки «платья», которое не было брошено на берегу – неимоверно шуршали. Когда лорда встретил идущий навстречу патруль – зрелище было довольно откровенным. Лорд, неизвестная девушка на руках и платье. По утрам Ашера обычно видели возвращающимся в одиночестве и верхом, а тут с какой-то девушкой, так что лорд удостоился одобряющих взглядов и усмешек. Будет повод поговорить.  Но в этот раз, как и обычно, Ашер не стал беспокоить патруль сопровождением себя до замка. Безопасностью своих земель никогда не стоило пренебрегать. Особенно в этом лесу, куда оборотни изгоняли своих изгоев, своих «преступников», как эльфы изгоняли их к донгам и магам. Интересно, куда изгоняются донги и маги?

Он пошел через деревню, где наконец-то поймав раннюю пташку, какого-то мальчишку, отдал ему платье и приказал идти за собой, и уже в такой компании дошел до замка. В замке он поручил выдать парню пару монет, накормить и отправить домой. И наконец-то поставил сестру на ноги, поцеловал в щеку, чтобы уже направиться в свои покои, на ходу требуя  принести рубашку и сообщить, когда его сможет принять госпожа-мать.
Начинался новый день перед отъездом, а сделать еще предстояло очень и очень много.

+2


Вы здесь » Даэлоен » Архив квестов и эпизодов » Северный ноктюрн


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC